August 27th, 2019

china

Вот такое кино...

Дальше уже не дневник, а горе и рыдания. Запись совсем другая, растрепанные листочки, оборванные края и углы.

стр 428-429. В этой части моих воспоминаний ограничусь только тем, короткой записью того, что пришлось вынести тяжелого, которое смогу описать подробно, потому что переживая писавши все вновь, разбережу свои раны; а эти четыре года были ужасны для моей семьи. В Январе 1908 года 19го, был у нас обыск и Леля и Юля были арестованы, как вынесли мы это! Муж плакал страшно и два дня был близок к сумашествию, не смотря на всю горечь моей души, я начала поддерживать его, из близких мне были Е<лизавета> Еф<имовна> и Пр<асковья> Кон<стантиновна>, куда я ходила ежедневно выплакивать свое горе. Обе они поддерживали меня, там я давала волю накопившимся слезам, а слухи о детях были самые ужасные, жандармы их хотели сделать ужасными революционерами... поддерживаемая Мазаровичем и приехавшим Дерюжинским, духом; разрешили свидание... приехал Митя, О как тяжело в первый раз идти в тюрьму! Они начали хлопоты, что бы взять на поруки Юлю, и через два месяца она была дома, а бедный сын сидел, ездили мы с отцем к нему два раза в неделю на 15 минут каждый раз и я буквально только и жила этими 15 минутами, потеряла всякий интерес ко всему, только и бывала у Е<лизаветы> Еф<имовны>, да у Е<лены> Н<иколаевны> Дерюж<инской>, опять повторяю, им я обязана много за их чуткие души.
Летом умерла моя Елиз.Еф. о которой я душевно горевала. В это же время приезжала Настя Пиотровская, с которой так давно не видалась, но не смотря на всю мою прежнюю дружбу, свидание наше было чуждым. И родные мои все сразу откачнулись, ни Пети, ни Наташи, Л<идия> Э<дуардовна> бывала, но она только ныла о том, как она будет жить. Тяжело, невыносимо тяжело...
…...Муж просил перевода......

стр 430-431. ...устроиться куда либо в Крестьянском банке, оставаться на службе дворянс...
было невозможно и вот 2го Марта 9го года он получил назначение в Воронеж, куда я его и проводила 4 Апреля, и вот потянулась жизнь совсем уже выбитая из колеи, а Леша все еще в застенке, куда я два раза направлялась в неделю, он всегда бодро встречал меня, конечно его бодрости я не верила, всегда мучительно замирало сердце, но болтала и я весело. А эти долгие ожидания у ворот очереди!!!
Я хлопотала все таки Лелю на поруки и совсем отчаявалась уже и вдруг 8 Мая, Митя подает мне телеграмму от Дер<южинского>, что за 500р. (Юля же за 300) выпускают на поруки; я так разрыдалась от радости, прислуги глядя на меня обе плакали, успокоивши, я послала девочек к Ольге Адольф., к Лиде, и что бы через привратника сказали Леле в тюрьму. Всю ночь не спала и утром была в полиции и оттуда внести деньги с Подвицким, у которого тоже сидел сын, взятый через год после Лели, но за то же дело, мы отправились к тюрьме (Юлю ж тогда брал отец), а там уж Устиныч, наш милый старый Устиныч, ходим вокруг, нам пришлось быть около тюрьмы три часа, вот мы с Подвицким волновались, а вдруг да не выпустят, ибо бывали такие случаи. Наконец Леля и Подвицкий вышли и мы крепко расцеловались и поехали домой, Юля тоже была со мной, ехали на трамвае, Устиныч с вещами на извозчике. Отцу наконец послали телеграмму, но Дерюж. предупредил меня, что прокурор подал в сенат протест, что Лелю выпустили, а я не хотела думать об этом, пусть, а он хоть немного вздохнет. Советовалась с прокурором о том, можно ли ехать детям к отцу в Воронеж, сказали, что можно, и вот 25го Мая, мы в троем поехали в Воронеж. Где наняв квартиру, я одна уехала за остальной семьей.

Подвицкий Виктор Владимирович (7.09.1886, Смоленск — 1934, Актюбинск). Смоленский округ. Из дворян, сын врача. Окончил Смоленскую гимназию. С 1903 эсер-боевик. Впервые арестован в 1903, участник революции 1905. В 1910-1911 содержался в Смоленской тюрьме.
Подвицкий Борис Владимирович (10.Х.1881, г. Смоленск – 9.VI.1938, Смоленск), известный деятель партии  социалистов-революционеров.

Очевидно, Виктор, младший. Это были настоящие революционеры. При советской власти подвергались постоянным преследованиям. Борис в 1938 году расстрелян.