August 22nd, 2019

china

Вот такое кино...

стр 418. Я же восставала против этого абсурда, ибо какое ж у нас хозяйство, и что мы взявшие ребенка (должны) озаботиться его образованием, ей это не нравилось, Митьку начал Митя готовить в гимназию, а я между тем благодаря своей Елиз.Ефим. устроила Л<идию> Э<дуардовну> учительницей музыки в епархиальное, она переехала, но как весьма безалаберная особа и решившая, что ей на прожиток надо 100р. в месяц, наняла квартиру в 35р. (а жалованье учительницы 28р.), напустила офицеров на квартиру, тут у нее были остатки еще от распродажи вещей и коров*, понеслась с офицерами, а у нас все плакалась на недостатки, жить не умела, офицерство у нее не выходило, карты и выпивка. Я ее весьма жалела, оба мы в память Сережи хотели ее устроить на трудовую дорогу, она могла одними уроками жить, но остатки скоро пролетели, офицер приобрел над нею права, которые она так плохо скрывала от нас, хотя вполне уверена была, что я ничего не вижу, но я по натуре весьма деликатна, хотя обидно было, что ноги у Сережи еще не остыли, она в любовь кинулась. Ч<уйков> прислал мне письмо с требованием Коты, как его дочери, мне же покойный в Августе на мой вопрос, что Кота его дочь? сказал, что его, и позднее Настя Пиотровская подтвердила это, она его тоже спрашивала об этом. Л.Э. Павля заставил написать Ч., та написала, что Кота дочь С<ергея> Д<митриевича> и что Ч. отказался от нее, на что у нее есть письмо от Ч. Ответ на сие письмо последовал, что он с бывшей своей женой не желает иметь дела и сново обращается ко мне. Я ничего ему не ответила, но весьма боялась, что Ч. начнет историю, а страхи оказались напрасны, пока писем не последовало. В Ноябре захворал Ан.Ад. своей грудной болезнью, думали что и не встанет, как то прихожу к ним, Кота выбегает и говорит: «Тетя, возьми меня поскорей, дядя умерает, боюсь!» Слышу крики Ан.Ад., велю Ильке везти Коту к нам, а сама остаюсь у Маши, Ан.Ад. еле-еле дышит и может только стоять опираясь на Машу, начинаем выхаживать с двумя

*Правда коров? Или все-таки ковров? Ковры, наверно, тоже вещи. Прежде был разговор, что муж ей рояль не отдаст. Может все же отдал? Интересная особа, про нее больше известно (напр., ее девичья фамилия - Келлер), чем про Соню, вдову Миши.

Значит, с Настей Пиотровской какие-то отношения оставались? Жалко, что подробностей нет.


стр 419. докторами и фельдшером, я ночую у них, Устиныч приходит дежурить, целых 4 ночи бились с ним, фельдшер две ночи ночевал, но и тот отказался, Маша сама с ним возилась, бывало положит его, выйдет из спальни, потрет живот и говорит: «Повредила я себе!» К сожалению его то выходила, а сама свернулась вновь.
В начале Декабря у нас сново событие, прихожу как то с своего ежедневного визита к Ел<изавете> Еф<имовне>, завариваю чай и говорю детям: «Зовите отца!» «его нету!» отвечают вернувши из зала. Странно мне показалось, куда он делся? вдруг Павля входит и говорит: «Сейчас стреляли в князя Урусова!» «Как, где?» Оказывается, под окнами нашего зала, Павля слышит, что то как будто камнем в окно, подходит и видит, что в лежачаго человека в упор стреляет кто то, ночь ясная (три раза в упор и не ранен!) видит, как кто то побежал, лежавший поднялся, Павля видит князя, который махает Павле, тот отворяет подъезд, князь к нему и говорит, что в него стреляли (повторяю, в упор и не ранен; видно из игрушечного пистолета, позднее говорили, что это агитация черносотинцев для карьеры Урусова, ведь Столыпин присылал телеграмму поздравительную об избавлении от покушения).
Леля сказал: «Нашли кого убивать, человек то никому не нужный!» Говорим, волнуемся, Павля ведет и показывает к окну, вдруг звонок, прокурор, следователь, полиция, допрос мужа, служителей. Смешно все теперь, но тогда я весьма волновалась. Много смеха у меня 4го на именинах, особенно проезжалась madame Мазарович, она терпеть не могла князя. Сново выборы и на этот раз бурные, черносотинцы проваливали мужа, перед самыми выборами пришла посылка на имя губер. предводителя, из Петербурга от объединенного дворянства с самыми скверными прокламациями, которые были вложены в конверты на имя каждого уездного предводителя, предводители были возмущены и вот черносотинцы...

Из истории «Русской провокации», продолж. следует.