?

Log in

No account? Create an account
БОТАНИКА
china
gern_babushka13
Долой оккупантов!

У нас на высоковольтной начисто выкосили злобный борщевик. Спасибо!
Но есть еще один оккупант, не ядовитый, но тоже непобедимый. Это Лисий хвост, золотарник канадский, сам по себе декоративный и даже лекарственный, но такая зараза! Где-то в конце 60-х, наверно, им увлеклись городские садоводы. Ничего не требует, живучий, высоченный, ну и на вид, ничего, солнечный... Спохватились, когда было поздно. Разросся по лугам и опушкам, вытеснил любимых аборигенов...



Когда-то у нас везде, где только можно, по краю леса стояли заросли Кипрея, Иван-чая, нежными и пышными розовыми кучевыми облаками... Не успели оглянуться, их место заняли жесткие и наглые Лисьи хвосты. К концу лето они покрываются толстыми хлопьями серой ваты, и она клоками разносится во все стороны, и возникают новые колонии...



И вот вчера на прогулке увидели, как отчаянный местный житель пытается выжить в недоброй среде, на выкошенной обочине велосипедного трека, которым Собянин заменил наш любимый бульвар...

Вот такое кино...
china
gern_babushka13
Прямо как у Льва Толстого: все для фронта, барыни трудятся, но конечно не корпию щиплют, белье шьют, причем на машинках.

стр 402. но работать не спрашивай, всем хотелось быть дежурными, я же от дежурств отказалась, за троих шила, добывала машинки, запирала собрание, без меня даже не мели комнат. Раз в Воскресенье (у нас по воскресеньям не работали) приходит сторож и просит отворить зало, так как пришла генеральша Гернгросс работать (эта то много работала), иду знакомлюсь, и вот Г. говорит мне: «Madame Герн! У вас так много знакомых, не можете ли вы порекомендовать кого в смотрителя дома Трудолюбия?» У меня мелькнула мысль о Пете и я говорю, могу, есть такой человек, узнаю о содержании, 25р., жене 5р., и смотрение за работами, провизия, готовая квартира, сбегаю вниз и говорю Павле, тот говорит, что Петя может обождать, а вот Коле это хорошо. Хватаю ротонду, шапку и бегу к Пете, говорю так и так, тот идет со мною, а Варя в это время была больна и у нее гостила мать, прихожу, Варя боится, что Коля не сможет, мы с Петей говорим, что и он бы с удовольствием взял это место. Говорю, что бы Колю присылала к нам, как только он придет со службы. В этот день я раз 20 поднялась на верх, что бы поговорить с Г., она сказала, что бы я сама просила генерала ее мужа, он, добавила она, завтра придет сюда. Утром Варя с температурой 38 приехала просить, я ее поругала за то что она явилась, так как я и без просьбы хлопочу; в 10 часов я уже была на верху и сторожила генерала, как явился, я к нему, он такой был потешный в прошлом веке запоздалый, маленький и все петушился, глуповатый, но добродушнейшее существо, и говорит: «может вами рекомендуемый - барин, но барин нам не нужен! Пусть завтра придет!» Лечу с этим и велю Коле придти, сам Павля поведет его к генералу. Павля сказал: «А вы, Н<иколай> А<ндреевич>, ко всякому слову добавляйте «Ваше Превосходительство!» Старик страсть как это любит!» Коля понравился и слава

стр 403. Гернгроссу поступил на это место, где и посейчас служит, лучшего места ему, больному и безграмотному почти, не найти. Я прямо сияла от того, что устроила эту семью. Оставался Петя, а Сережу мы устроили к Рождеству сборщиком монопольным в Бежецк, он в Ноябре был у меня и тоже кажется был доволен, хотя в Москве он зарабатывал больше 3 тысяч, был управляющим домами у баронессы и служил по Киево-Воронежской ж.д. начальником поездов, его мечта была поступить в акцыз, и поступая в сборщики думал перейти в штат, но Л<идия> Э<дуардовна> не была этому довольна, потому что тут у нас как то начали обостряться отношения. Работая с дамами, мы с некоторыми решили устроить благотворительный базар в пользу «общества попечения о детях». Упросили предводительшу Мазарович принять участие, и я раскланялась с дамами работающими на раненных, сказав что теперь работаю для базара, вздумала нашить солдатских кисетов, наложить табаку в одни, а в другие чаю, но с кисетами являлась в зало, цель была залучить кого либо из дам, удалось, мне натащили кисетов, табаку, чаю, и я устроила на базаре отдельный стол, за которым торговал наш архивариус В<асилий> А<ндреевич> П<>. и продал их на 35р. и сейчас же принимал их от барынь обратно для отсылки в Манжурию. Базар наш вышел грандиозным, барыни одна перед другой старались, Павля был ответственным распорядителем, но и замучилась я, надо было всем угодить, тех смирить, этих упросить, Петя много помогал, выписали по предложению Лели рыбок, черепах, выписали руб. на 15, продали на 40р., но хлопот, хлопот было нам с Петей, так Павля еще к тому же был присяжным, едва вырвется из суда, то прямо на базар, а тут я ему: надо туда, надо сюда, бежит, только пот с лица утирает, но за то 1200р. чистой выручки, а это для Смоленска...