?

Log in

No account? Create an account
Вот такое кино...
china
gern_babushka13
стр 387. Заболел Леля скарлатиной, стал жаловаться что у него изжога, плюется беспрестанно, окутался дохой, взял Серика за пазуху, ходит и плюет, я ему говорю: «ляг ты!» Лег на мою кровать и моментально заснул, часа через два иду на него посмотреть, а у него сыпь, зову Наташу и говорю: «Это скарлатина!» она подтверждает, говорю ей, бери Илью и вези к М<ихаилу> П<авловичу>, учителю, на квартиру, детей на верх, зову доктора, тот находит скарлатину, отделить детей надо. Павля обращается к и.д. губер. предводителю (наш Махов ушел в отставку не спевшись с дворянами на счет пансиона (говорят хотели строить новый пансион с директором, а Махов и этот хотел закрыть, что имелся) и просит комнату лакея, тот разрешает и вот отпаливают, дети наверху, Леля ночует со мной на одной кровати, на этой же кровати под дохой в комнату лакея, и с ним уходит отец, я же делаю дезинфекцию и тогда уж перевожу детей вниз. Илья у М.П., но Наташа со мной остается пока 9 дней, боясь заразы Ильи. Извелась я, мне все казалось, что положение Лели скверное, не вижу, думаю скрывают, подкарауливаю приезд доктора, выхожу в швейцарскую и там на приличном расстоянии от А.С. распрашиваю и опять не верю, наконец додумалась ходить под окно с улицы и смотреть на Лелю, Леля поднимется на кровати и покажется мне, иду покойней.
Тут прислали из Морева сказать, что мать С<офия> И<вановна> скончалась, я захотела ехать, Боба уехал раньше, я попросила Наташу, собиравшуюся уезжать, она недели две как ожидала, что Илья заболеет и ежедневно отправлялась к М.П., где ей весьма нравилось, за ней там ухаживали. Поехала отдать последний долг старушке свекрови. Ольга дочь Ольги Адольф. поехала со мной.

и.д. губер. предводителю — исполняющему должность губернского предводителя

стр 388. Ехать пришлось по совсем уж плохой дороге, нас везли по одиночке и не доезжая версты три меня кучер Григорий вывалил в лужу, намокла порядком, приехавши переоделась в платье Ольги Адольф. Уже бывший там вечером православный священ. служил панихиду при собравшей в залу всей деревне. Утром приехал пастор и по просьбе О<льги> А<дольфовны> служил на русском языке, говорил плохо, переводя на русский псалмы. Снесли старушку на семейное кладбище и пообедав мы поехали опять по одиночке с Олями, пастор ехал вслед нас, на вокзале пастор угостил нас с Олями пивом, отмечаю это потому что пастор был страшно скуп, привезшему его кучеру дал на чай 10к. (а за вынос получил 50р), а я при нем 50к. дала кучеру. Оляша страшно смеялась надо мною, что я даже пастора заставила ухаживать за собой до того, что две бутылки пива купил; в вагоне пастор много говорил с нами. Едва я взошла домой, Наташа уж была готова к отъезду, только поздоровалась я с нею, ее супруг опять грозное письмо прислал, а также мне, что я для своего удовольствия и своих нужд оставляю Наташу. Свинья, только в первый раз я попросила пробыть два дня у меня — а что я для них делаю, это как будто моя обязанность, даже Илька писал письма домой на мой счет, помню он у Наташи просит марок, а она ему: «У тети много!»
Леля выздоравливал, но к нам пришел с отцем только в пятницу на страстной неделе, после тщательной дезинфекции. Едва проводила Наташу, так дня через два иду проведать Ильку к М<ихаилу> П<авловичу>, у Ильки болит язык, везу к своему доктору, взяла ему лекарства и отправила опять к М.П. Утром М.П. является и говорит: «Ну, ваш Илюшечка сегодня всю ночь промучил нас, ему показалось, что он отравился, доктор прописывая лекарство советовал после смазывания языка споласкивать через некоторое время рот и стараться не глотать, ему вообразилось, что он проглотил, двух врачей привозил М.П. Иду проведать...