July 31st, 2019

china

Вот такое кино...

Бедный Петр Адольфович, он вполне потом выздоровел, оставил воспоминания об отце. Бедный Леля тоже очень скоро поумнеет, будет учиться, станет образованным умным молодым ученым, побудет в тюрьме и женится на нашей бабушке.

стр 375. встал ровно через месяц и встал таким глупеньким, все его удивляло, точно в первый раз видит. На святой так среди приехал Петр Адольф<ович> и приехал помешанным, не смотря на мою разбитость я заметила, что он заговаривается, оба К<рыжановские> тоже заметили, но Ольга Адольф<овна> и муж ее не заметили, я советовала его не пускать в Питер (он из Морева к нам приехал и там не заметили, что он сумашедший), но она сказала: «Что это пустяк, просто устал!» Он уехал, а на Ѳоминой пришла Бобе телеграмма, что приезжал брат его, и вот он все лето прожил сумашедшим дома да 7 месяцев просидел в лечебнице. Удивительные Герны, они все ненаблюдательные.
Еще Леля не окончательно оправился, как свинкой заболел Митя и врачи сказали отделить, ибо поднятие температуры у Лели, могущего заболеть свинкой, будет гибельно. Митю отвели на верх в собрание, благо предводителя не было и я просила тетю поселиться с Митей на верху, но тетя отвечала: «она в острог не хочет!» Мне же пришлось остаться с Лелей, а с Митей ушел отец и вот ночью приходилось поднимать Лелю, он был так слаб, что не мог сам вставать, и как только я все вынесла. К Мите ходила менять платье и раз в день ходила к нему, он так бывал рад. Но всему бывает конец, через 11 дней Мите доктора разрешили придти, сделали дезинфекцию ему, платье все бросили и к Леле его не пускали. Приехала Наташа с сыном Ильей отправлять в реальное, экзамена он не выдержал, но она уж купила ему фуражку и пояс, думая все как нибудь в Августе поступит, при ней еще заболела свинкой Юля и весьма с осложнением, ногу свело и опухоль была даже на груди, сидела с нею, только что она оправилась Варя свалилась, а 21 мая у меня родился Сережа, которого я не стала кормить, взяла кормилицу, дня через два после рождения у Лели свинка и я сама не своя, думаю, что от меня скрывают его положение и раз

стр 376. приказала Юле дать мне башмаки, обулась и ходила его посмотреть, Слава Богу, он хорошо перенес, хотя лед ему доктор на сердце положил. Зато меня тетка изводила, слышу целыми днями грызется с Дуней, та вбегает ко мне и жалуется, что тетка ее ругает скверными словами, лежу, дети больны, а она воюет, раз не вытерпела и сказала «Я сейчас встану, ведь этак невозможно изводить!» Куда тебе, прямо рвет и мечет, встала на 8 день, как будто потишела и все волновалась, кто будет крестить, приходит и спрашивает: «Кто ж у Вас будет крестные?» «Вы да Сережа!» Успокоилась, а то волновалась, вдруг да не она. А ведь подумаешь, какое это благо «крестить». Крестили Сережу через две недели, Сережа большой приезжал. Хороший, он никогда не отказывал мне. Недели через три мы поехали в Морево, ехали на лошадях, я, Леля и маленький Серик, а отец с остальными детьми и кормилицей и Дуней на долгуше, выдумали эту поездку на лошадях для Лели и меня, на этот раз я с большим удовольствием ехала в Морево, так как тетка все дурила, кормилицу ругала, бросала ей в глаза пеленки, та злилась, даже Боба сказал: «Не следует кормилицу раздражать!» Но моей тетушке буквально все равно было, не понимала, да и не хотела понять, что я еще не оправилась после всех невзгод и Серика кормилица злясь отравляла.
Кормилица недолго и в деревне прожила, явился потихоньку муж и научил ее прикинуться, что молоко пропало, Серя кричал голодный, позвала фельдшера, тот сказал: «врет баба!» Прогнала я ее, промучились с кричащим Сериком целые сутки и вот с Ольгой Адольф<овной> начали кормить коровьим молоком, развели по своему усмотрению водой, Серик начал страдать запорами, приехавший земский доктор (еврей) научил нас кормить и Серя начал быстро расти, к отъезду из Морева было в нем 15ф. Дети оправились, Леля хотя еще был худой, но ровный стал, а то был после болезни весьма нервный. Домой приехали в начале Августа, приехала Наташа с Илькой и взвыла белугой, что Ильку не приняли, по совету директора отдала его...
britain

Чистая Фантастика!

Перечитывая Т.де Ш.

Человек... не что иное, как эволюция, осознавшая саму себя. Дж.Хаксли
До чего же жалко великого Паскаля! Он видел вглубь, в прошлое только на 6-7 тысяч лет.
А первым пробил дно Ж.Л.Бюффон в ипостаси геолога (у него их было много) - он определил возраст Земли в 75 тыс. лет. Фантастическая смелость!
Социальный феномен — кульминация, а не ослабление биологического феномена.

На одной и той же огненной трассе инстинктивные пробные нащупывания первой клетки смыкаются с научными поисками наших лабораторий... Мы чувствуем, что через нас проходит волна, которая... пришла к нам издалека, одновременно со светом первых звезд.
Волна, гладкая, шелковая волна летней Оки. Незримое сильное течение которой не позволит ни выплыть навстречу, ни выбраться на берег, если зазеваешься. А впереди — непостижимый Океан...

На днях raf-sh. опубликовал стихотворение, которое вроде совсем о другом, а мне вот легло сюда. Автор — молодой летчик, погибший в WW2. Но раньше он успел вырваться из... или в...

Я выскользнул из кандалов земли;
Вверяясь воле серебристых крыл,
Забрался к солнцу, где, смеясь, вели
Свой танец облака; что я творил,
Вам и не снилось — плыл, кружил, парил..
В безмолвии сияющий провал -
Настичь ревущий ветер - я клонил
Дерзающее перышко, и гнал
Вверх, вдоль безумной, жгучей синевы, -
С небрежной грациозностью мечты;
Там ни орла, ни жаворонка вы
Не встретите... Волнуясь, я проник
В чистейшую святыню высоты,
Простер ладонь — и тронул Божий лик.

Джон Гиллеспи Мэги

Перевод Р.Шустеровича.


Все это прекрасно, но только посмотришь с холодным вниманьем вокруг, или в книгу рисунков Эффеля о сотворении мира (или мультфильм Попеску Гопо), где добродушный Бог делает все как лучше, а лукавый подсматривает и вносит коррективы: между гор вулкан подсунет, между облаков грозовую тучу, змею подпустит, плевелы подсыплет... Бог — ягненка, а он — тигра... э, нет, это, знающие люди говорят, та же сила, та же мощная ладонь... И тигр, и акула, и крокодил — все при деле. Чтобы карась не дремал.
Противник тоже не дремал. Вы думаете, тигр (или волк, или орел, или акула) — абсолютные вершины соответственных пирамид? А вот и нет.

Почему-то Тейяр не упомянул, в этой части книги по крайней мере, про то, что рядом с усложняющим прогрессом идет упрощающий регресс.