July 1st, 2019

china

Чистая Фантастика!

Вместо картинки вообразите себе роденовского мыслителя.

«Наша состоявшаяся эволюционная история — это только один из многих потенциально существовавших ее сценариев, который, в отличие от других, не остался запасным лишь в силу во многом случайного стечения мало связанных между собой обстоятельств»

По-видимому, примерно 2 млн. лет назад в Южной и Восточной Африке жили разнообразные популяции продвинутых гоминид, эволюционировавшие более или менее в одном направлении, но с разной скоростью. Какие-то из этих популяций скрещивались друг с другом, какие-то нет. Подразделить эту разношерстную компанию на «еще обезьян» и «уже людей» можно лишь условно...

С энергетической точки зрения мозг — не самый выгодный орган. Будучи равным всего 2% веса тела человека, он потребляет около 20–25% всей энергии организма (у взрослого человека в состоянии покоя, а у новорожденного — даже 60%), что значительно больше, чем у обезьян (около 8%)...



Вот именно. Меньше знаешь, лучше спишь. А это им надо было? Какой смысл четверть добытых калорий (в поте лица или с риском для жизни) тратить на праздные размышления?

Разве что продвинутый самец мог уболтать самку, пока другие демонстрировали ей силовые приемы? (Видишь, сколько звезд на небе? Я их все тебе дарю!)

china

Вот такое кино...

стр 266-267. На Рождество мы были одни, ни мамы ни тетушки не было, для Лели делали елку, конечно, 6 месячный Лелька ничего не проявил, потаращил глазенки и только, а елкой очень занят был сын кухарки 3х лет. Среди зимы приехала ко мне Женя и осталась жить, я ей очень была рада, много мы с ней говорили, вспоминали свою команду, она была славная девушка, добрая, но весьма нервная, с ярким цветом лица, у ней все умерли от чахотки, мать, сестры и братья, в живых осталась она да брат, которого она ожидала, он кончал юнкерское училище и ей прямо некуда деваться было. Но почему то на Святой ее у меня не было, к Маше что ль уехала? Пасху мы были опять в троем, бабушки не приехали, Леля все мое утешение, но нездоров совсем, какой то прозрачный и вялый. В конце Пасхи тетя и Женя приехали. Забыла рассказать, что в Сентябре женился Петя в Туле, звал на свадьбу, но я ехать не могла, но встречать молодых поехала в Ефремов. Как сейчас помню, я и Коля поехали в карете встречать молодых на вокзале, выходит из вагона молодая, старообразная, беззубая, с белыми волосами, да еще в платье цвета погорелой зари и в рыжей шляпе, и так бесцветная, а уж в ярком платье еще бесцветней, с ними тетя Анюта и Маша. Я усадила к себе молодых и повезла к тете, там обед для них, мама с хлебом и солью встречает их. Вобщем присмотревши за обедом к Наташе, она мне понравилась, такая тихенькая, сиротливая, я вышла сзади нее и погладила ее по голове, прямо хотелось приласкать, знала ведь что она вышла замуж по сватовству, мать у нее была женщина весьма и весьма легкого поведения и Наташа единственная дочь 23 лет ее очень

стр 268-269. стесняла и вот она начала искать жениха, а наш Петя (34 года ему было) страстно жаждал жениться и с приданным, и вот его ей высватали, значит ни его, ни семьи не знала, мне ее стало жаль от души. В деревне они у меня тоже были, мне Наташа еще симпатичней показалась. В Мае приехал ко мне Миша, прогостил дней 5 и мы с ним поехали к маме на именины, Женя, тетя и я с Лелькой, а Миша с Павлей, Маша тоже приезжала, не доставало только Сережи, конечно это немного отравляло маме день ее именин. Катались мы в лес городской, я, Маша и Женя на нашей четверне, а Миша с Колей и кажется с ребятами, которые жили у нас, на лошадях Маши, и Миша дурил, был весел очень. На другой день мы Мишу проводили на вокзал, отвезла я его на своей четверне. В деревню уехали с тетей и Женей и опять пришлось переезжать в развалившуюся усадьбу П<иотровских>. С Надей мы изредка видались, она тоже что то имела против меня, никогда бывало не придет посидеть, явится на одну минутку. Среди лета по желанию деда я ездила в Смоленскую губ. с Лелей, тетя меня сопровождала, хотя я ее вовсе не звала, могла бы с Женей ехать, но тетушка сама назвалась. Леля дорогой разболелся, начался понос и привезла его совсем больным. В деревне гостила Оля с мужем (который лежал больным, у него находили чахотку, но он и до сих пор здравствует) и дочками. Прогостили мы у дедушки 2 недели и уехали в Смоленск в сопровождении Бобы, Лелю сняли в Смоленске. Вернулись к маме, у ней Женя, на другой день нашего приезда приехал Павля, помню Женя увидала его подъехавшаго и кричит: «П<авел> А<дольфович> наши приехали!» Леля страшно захирел и я начала его лечить в городе, ездила через каждые две недели

Дед — Адольф Иванович
Оля — Ольга Адольфовна
Муж О.А. - некто Бузыцкий