June 26th, 2019

china

Чистая Фантастика!

Проводим параллели между фантастическими мыслителями прошлого. Потом проведем меридианы.

Сегодняшний человек — существо незрелое, переходное. Скоро на Земле установится счастливое общественное устройство, наступит всеобщее объединение, прекратятся войны. Развитие науки и техники позволит радикально изменять окружающую среду. Изменится и сам человек, сделавшись более совершенным существом...

(Как остальные мириады существ, давно уже заселивших бесчисленные солнечные системы)

В
стречая при расселении зачаточные или уродливые формы жизни, высокоразвитые существа уничтожают их и населяют такие планеты своими, уже достигшими высшей ступени развития, представителями. Поскольку совершенство лучше несовершенства, высшие существа «безболезненно ликвидируют» низшие формы жизни, дабы «избавить от мук развития», от мучительной борьбы за выживание, взаимного истребления и пр. «Хорошо ли это, не жестоко ли? Если бы не было их вмешательства, то мучительное самоистребление животных продолжалось бы миллионы лет. Их же вмешательство в немногие годы, даже дни, уничтожает все страдания и ставит вместо них разумную, могущественную и счастливую жизнь».

Почему же прохлопали эволюционные страдания на Земле, почему не «ликвидировали безболезненно» где-нб в Юре?

А-а, поняла! Они уже было приступили в конце Перми (великопермское вымирание), а тут победила партия, э-э... Обновителей. И наступил Триас.

«Самозарождение иногда допускается для обновления, притока свежих сил в сообщество совершенных существ; такова «мученическая и почетная роль Земли»... Путь к совершенству полон страданий, но сумма этих страданий незаметна в океане счастья всего космоса..»

Счастливцы-социалисты в утопии Богданова, уже растратившие свои энергорессурсы, оказались перед трагическим выбором: Уничтожить человечество Земли, что не представляет труда, и начать добывать радиоактивные запасы, которых много, но их надо искать — или рискнуть высадиться на дикой Венере (в Стране Багровых туч), где происходит Юрский период и к тому же очень сильный ветер, но зато радиирующих веществ пруд пруди (Урановая Голконда)

Первый путь марсиане отвергли по гуманитарным соображениям. А Венера?

...Он описывал далекую планету с ее глубокими бурными океанами и горами громадной высоты, с ее жгучим солнцем и густыми белыми (на самом деле багровыми) облаками, с ее страшными ураганами и грозами, безобразными чудовищами и величественными растениями. Все это он иллюстрировал живыми фотографиями на экране... глубокое внимание царило в зале. Когда он, описывая приключения первых путешественников в этом мире, рассказал, как один из них ручной гранатой убил исполинскую ящерицу.

Альдо, все время державшийся около Нэллы, вдруг тихо заплакал.

- Что с тобой? – наклонившись к нему, спросила Нэлла.
- Мне жаль чудовище. Ему было очень больно, и оно совсем умерло...

Все фантасты первой волны, наверно и второй, и третьей, пошли путем Циолковского. Летучие пиявки? Расстрелять! Кто-то потом все же усомнился: Ну почему нам всегда что-то (кто-то) мешает?

Правда, пиявки успели сожрать всех двуногих прямоходящих. А может все-таки не всех?
china

Вот такое кино...

Ну вот, допрыгалась..

стр 248-249. все зашумели, чокаясь с нами. Ан.Ад. с попом под ручку и с бокалами в руках подошли к нам со словом: «Горько!» Ни мне, ни Павле не хотелось целоваться, ведь это так пошло, я Ан.Ад. сказала: «Коль горько, возмите сахарцу!», но поцеловаться нас все таки заставили, скоро Павля уехал и с ним все мужчины, кроме Коли и Саши, Павля устраивал мальчишник. У нас же был ужин для девиц. Я всю ночь не спала, легла с мамой, которая тоже не спала, ворочалась и вздыхала, братьев не было, поднялись мы часов в 6, и Петра моя мама послала вынуть просфору о моем здравии, помню, я умывалась, как явился Петр, идет плачет и протягивает мне просфору: «Барышня, за ваше здоровье!» А братьев все нет, 8 часов, мама волнуется, свадьба назначена в 10 часов. Мама посылает извозчика, на котором приезжает Миша и рассказывает, как они кутили, Миша ничего не пил никогда, но остальные прямо напились, приехала Маша с тетками и рассказывает, как Петя вернувши с мальчишника пристал к тете Анюте, что бы она встала и протанцевала с ним: «Убирайся», говорит тетя, а он: «Мамочка, протанцуем, ведь мы своего дружочка замуж выдаем!» А Ан.Ад. плакал и говорил о смерти. Приехали Сережа и Чуйков, меня стали одевать к венцу, Ал<ександр> Ан<тонович> приехал и ему сделалось дурно, Петр бежит и прямо ко мне: «барышня, дайте спирту, папаше не хорошо!» М<арья> Алек. отправилась приводить в чувство посаженного. Меня обули братья и Миша по традиции положил в башмак золотой, другую ногу обул Сережа и положил 20к. Одели меня и посадили, девицы окружили, Н<астасья> Я<ковлевна> все просила, что бы я дернула скатерть на Веру, что я конечно забыла. Приехал Алек. Ѳеод. со словами: «П<авел> А<дольфович> вам кланяется и ожидает в церкви!» Ал.Ан. подошел и подал мне руку, сказав: «Пора!» Поклонилась я рыдающей матери в ноги, со мной стали прощаться братья, Сережу оттащили и ему сделалось дурно, он рыдая упал на стул, Марья Алек.

стр 250. его бросилась отпаивать водой, простились со мной все и повели сажать в карету, села Маша а напротив Миша и Сережа с образом, Маша все говорила: «Крестись», крестилась сама, крестились братья.

В церкви, как водится грянул хор: «Гряди, гряди, голубица!» И через час я уже ехала в карете с мужем. Встречали как водится с шампанским, там обед и в три часа я прощалась со своими, как сейчас помню, захлопнули дверцу за мной, а в окне Сережа с бокалом и Петр с бокалом, их двоих я только и видела, и при криках Ура! уехала с мужем. Теперь началась для меня иная жизнь, жизнь более осмысленная и тернистая. Вышла я замуж 20 Октября 1887 года. Писала и производила анализ пережитому и скажу, что если бы пришлось снова переживать ту жизнь, наверно уж осмысленней отнеслась ко многому.

******************

Прощай, Варя Зюзина! Прощай город Ефремов!

china

БОТАНИКА

И даже не ботаника, а палеоботаника. На геофаке, в музее студенческих находок. Никаких пояснений, как это понимать.



Наверно, экспонаты предъявляют студентам для опознания. Какое-то растительное явление, вроде пня.
А, вспомнила, был анекдот на биофаке. Профессор-орнитолог на экзамене показывает студенту из кулака пучок перьев, и не целиком, а только кончик хвоста или крыла, или хохла. Студент ни одного не узнал, а профессору говорит: "зачетку я дома, забыл, но вот вам моя фамилия..." - и показывает уголок края пиджака, зажатый в кулаке...

Так что же это может быть?