June 23rd, 2019

china

Про все интересное...

В Метрогородке вывелись воронята. Все время стоит бессмысленный однообразный крик — учатся говорить. Сегодня крики уже разнообразней. Кажется, у взрослых ворон в языке около 30 «слов», больше чем у людоедки Эллочки, и в разных местностях свои диалекты.

Как раз дочитала «Происхождение языка» Св. Бурлак, а тут приехали старшие внучки, одна читает Выготского, то есть я его у нее видела и заглянула, но очень уж многобукофф. Мелких. Ну он конечно основа основ, фундамент. Так что поговорили.

Даже и в наше время никто не берется определить время появления языка даже с точностью до порядка, даже двух-трех порядков. 40 тыс лет, 100 тыс лет, мелиён или два?! И главное зачем?!

Бурлак рассказывает правильные вещи, т. е. что задачу надо атаковать с шести по меньшей мере фронтов. Анатомия, антропология, этология, мозгология (как это сказать правильно?) и эти вот нейронные сети и всякие компьютерные дела. Самое интересное — это анатомия: чтобы произносить сложные, часто очень близкие звуки и различать их на слух, понадобились определенные изменения уха-горла-носа, чем эволюция занималась не один миллион лет, и все это время, на каждом этапе, они не приносили данному примату никакой, абсолютно никакой пользы, кроме вреда!

В мозгу тоже происходит много интересного, только тут хорошо бы иметь специальные знания. А дальше, ближе к самому переходу, начинается вульгарный марксистский дарвинизм, т. е. так я поняла наивные реконструкции образа жизни недочеловеков в условиях аридизации климата и вытеснения джунглей саванной.

Считается доказанным, что первоначально язык общения был жестовым. Хотя в деревьях проще объясняться криками, и наверняка у продвинутых предков слов было не меньше, чем у ворон. А в степи лучше помахать рукой, тем более руки освободились. Но вот, понимаете, степные предки начали изготавливать орудия. Кремневые. Хотя мне кажется в саванне кремни под ногами не валяются? Ну неважно. Вот сидит троглодит и долбит камень камнем. И подходит к нему жена и говорит: иди обедать. Он бы махнул ей: пошла вон, не видишь, я занят? А руки заняты. Пришлось придумать специальное слово...

Ах да. Главное в языке не слова, а грамматика, вот он и создал фразу, которую можно применять по частям в разных обстоятельствах, напр., «я был занят», «вон, видишь?» или «а не пошла бы ты...»

Взаимосвязь языка, мышления, сознания и осознания где-то вскользь упоминается, но как-то так. Идея, что возможность вести задушевные беседы у костра не прибавляет шанса к выживанию, не рассматривается. Интересно, это по Выготскому?

china

Вот такое кино...

И вот уже что-то зажглось перед нами,
Но что-то погасло вдали...


стр 236-237. орут: «Варя, Варя, мать зовет!» Зло меня взяло на них, вышла и говорю тете, ведь вы знаете, чем я страдаю, и чего орете!» «Да мать, зовет!» Вхожу, мама сидит а Павля стоит, мама меня спрашивает: «Согласна ли я быть женой П
<авла> А<дольфовича>, который просит моей руки!» Комедия, ведь я давно уже стала его невестой, а вот надо было сказать, что согласна. Павля церемонно поцеловал у меня руку, хотя давно уже целовались, мама заплакала, Ан.Ад. и тетушка поздравили, ну слава Богу все соблюдено. Павля уехал и мама сейчас же собралась к тетушкам объявить, что я выхожу замуж. Теперь я уж невеста, настоящая невеста, мама начала готовить приданное, пригласила Марью Алек , она во всех экстренных случаях была незаменимая, а тетушка ведь только на словах помогала, а на деле опять начала часами ходить в лавку то за пуговицами, то за нитками, мама все с М<арьей>А<лександровной> решают, я не принимала никакого участия. Мама сказала, что бы я написала Ал<ександру> Ан<тоновичу> и просила его быть посаженным, а также просить Н<астасью> Я<ковлевну> на свадьбу. Насте я писала отдельное письмо, но уж не так писалось, вставало между нами. Жду ответа, нету, наконец, однажды только что проводила Павлю, вижу, подъезжает коляска с Настей, Верой и Надей, приехали меня поздравлять, но холодны все три, не того я ожидала. Ночевали и уехали, потом приехал Ал.Ан. но он, когда хотел, то был сама любезность, поздравляя меня, обнял и сказал: «было потерял свою Варю, а теперь опять нашел!» В Архангельском у попа свадьба, выходит Варя поповна замуж за семинариста и выходит как все поповны, поповичу нужна невеста, ездил по всему уезду высматривал, и вот Варя выходит, мои подружки захлебываясь говорят о предстоящей свадьбе и о том, как любят они друг друга, одним словом, это прелесть

стр 238-239. что такое, а о нас ни гу-гу, точно не предстояло моей свадьбы — это тоже было весьма не тактично, я обижаюсь. Поп приезжал и нас звать, но Павля не хотел сам быть и не хотел, что бы и я была — мама решила не быть. На Успенье Настя приглашает нас к себе и пишет милое письмо, пишет, в последний раз проведем этот день по прежнему. Едем. Павля не бывает у них, но мама обещала ему быть у него. Настя сама любезность, Вера раз пошла со мной гулять и говорит мне, что она на моей свадьбе не будет, так как ты знаешь, что было у меня с П<авлом> А<дольфовичем>?» «Ну так чтож, и по моему тебе не быть у меня, это значит подчеркнуть перед ним и перед другими, что ты его не забыла — это по моему только на тебе и отразится!» «А ты ревновать не будешь?» «Вера, говорю я, глубоко возмущенная, ни к тебе, ни к кому — ведь к прошлому не ревнуют. А теперь я для него все, два года эти доказали его привязанность ко мне, вспомни Я.И., ведь не мог же он не видеть того что происходило у него на глазах?» Верочка замолчала. Глупая девочка, хотела опять что
то изобразить! На Успенье приезжала Маша, и вот мы с ней пошли гулять в березник, где накануне объяснялись с Верой, и тут Маша в первый раз сказала мне со слезами на глазах: «Дай Бог тебе счастья, да не такого, как у меня, я очень несчастна, но пусть никто не знает, что я выношу от своего Ан.Ад., главное, что бы моя страдалица мать не знала, она так верит в счастье мое, пусть и умрет не зная, как дочь ее несчастна! Правда, никто из нас и не подозревал этого, все только и говорили о счастье Маши. За дня два до Успенья приходила поповна Варя приглашать нас всех на свадьбу, мы и пошли ее провожать и вот барышни спрашивают, как она будет звать своего мужа (Павел) и вот она, закатив глазки