June 20th, 2019

china

Чистая Фантастика!

Еще немножко побыть в счастливом марсианско-Богдановском социализме. Пока у них ресурсы совсем не кончились.

Вот этот момент у него и Ефремов заимствовал, и Стругацкие. Лэнни посещает "детский сад", плавно перетекающий в начальную школу. Здесь, в прекрасном парке и просторных зданиях, возрастает будущее человечества под наблюдением лучших педагогов с передовыми идеями.


Неужели вы считаете правильным давать детям с самого начала эти беспредельно общие и почти столь же отвлеченные идеи, эти бледные мировые картины, столь далекие от их ближайшей конкретной обстановки? Не значит ли это населять детский мозг почти пустыми, почти только словесными образами?

У нас никогда не начинают обучения с книг. Ребенок черпает свои сведения из живого наблюдения природы и живого общения с другими людьми. Раньше чем он возьмется за (отвлеченные идеи) он уже совершил множество поездок, видел разнообразные картины природы, знает множество пород растений и животных, знаком с употреблением телескопа, микроскопа, фотографии, фонографа, слышал от старших детей, от воспитателей и других взрослых друзей много рассказов о прошлом и отдаленном.

...Понятно, что при этом идея целого прежде всего и постоянно должна выступать с полной отчетливостью, должна проводиться от начала и до конца, чтобы никогда не теряться в частностях. Цельного человека надо создавать уже в ребенке.

Всего больше жизненного опыта и знаний дети усваивают друг у друга. Изолировать один возраст от другого – значило бы создавать для них одностороннюю и узкую жизненную среду, в которой развитие будущего человека должно идти медленно, вяло и однообразно. И для прямой активности различие возрастов дает наибольший простор. Старшие дети – наши лучшие помощники в уходе за маленькими...

Нет, родители могут посещать потомство, когда пожелают, проводить с детьми сколько угодно времени. Некоторые мамы даже остаются жить здесь, им дают отдельный домик. Но, главное, в целом, надо все-таки детей забирать, забирать, чтобы не мешали творить. Чтобы писку, знаете, этого не было....

Если заглянуть в типичное детство времен Богданова - каждый разумный человек этого пожелает. Я вот читаю дальше свою прабабушку - как тогда хоть кто-то выживал. А ведь привилегированный класс.

china

Вот такое кино...

Возвращение в Ефремов.

стр 228-229. простудилась шедши из театра, Миша вел меня под руку и сказал: «Шелудивый поросенок и в Петровки замерз!» У меня началась гастрическая лихорадка, которой я страдала до 20 июля, страшно побледнела и похудела, все думали, что это я по Макарову тоскую. Приехали мы домой и на вокзале нас встретили наши ребята семинаристы, едем мы с мамой, а ребята сзади на телеге с багажем и Валентин орет на всю улицу: «В.Д., а у нас вас кто то дожидается!» «Ври больше!» кричу я. «Ей Богу, дожидается!» Значения не даю, так как они меня часто этим выводили из терпения, то одно придумают, то другое. Приехали домой, тетя рада, бежит на встречу и за ней П<авел> А<дольфович>, целует у меня руку и говорит, что давно пора домой! Я довольна, что случайно конечно его приезд совпал с нашим. В гостиной он меня спрашивает, привезла ли я ему гостинчика? «Конечно привезла», говорю и даю ему свою карточку, он целует руку. О как же я проклинала себя, что с бухту барахты дала карточку, он уехал и недели две не был и уезжая был холоден страшно, обидно мне и сделала сама глупость. В это время уходил наш батальон 56 и я занята была проводами знакомых, у нас только ежедневно бывали Брейкш с женой да Зайцевы и я у них часто, от нас они и уехали, также и Женя Чмелева (с которой я сошлась в последствии). Сколько слез лили Бр. и Женя, с Женей была такая истерика, мне пришлось даже оттирать ее. Из остальной команды никого уж не осталось, кроме пана, который был перед отъездом и пытался все таки докончить разговор, но так как он у нас всегда начинался с следующей точки и до новой точки без конца, так и в последнее свидание начали и не окончили. Ни Савича, ни Александрова не видала, они уже уехавши были (Александров умер через года два в доме сумашедших, сидел там больше года). На вокзал мы пошли с Б-кешком

стр 230-231. на вокзале плакали все отъезжающие и я, мама тоже, тетя храбрилась, а тяжело было смотреть, как садили солдат, да и жаль было офицерство и их дам, привыкли, приобрели друзей, и вот гнали их куда то. Солдаты из вагонов кричали: «Прощайте, не поминайте лихом!» Страшно пусто стало в городе, прямо пусто, мне тоже казалось, что пусто и у нас. Я.И. прислал письмо, где мне пенял страшно, что я как только приехала домой, то сразу изменилась к нему, видно Герн уж постарался видеться с вами и чем дальше с глаз, тем из сердца вон, письмо мое ему показалось холодным, потом еще прислал письмо в роде предыдущаго. Я не ответила на него, хотя письмо написала и сгоряча написала много, дня 4 лежало оно, собиралась каждый день послать, да так и не послала, ну об этом после. Настя писала и звала меня поскорее в деревню и прислала,дня через три после отъезда нашей команды, лошадей за нами; уже лошадей подали к крыльцу, как приехал
П<авел> А<дольфович>. Я уже была в шляпке, он пожалел, что я скоро уезжаю и что видеться со мной в Архангельском он не может и вот уговаривается с мамой ехать в Спасское, он пришлет за нами лошадей к П<иотровским> и мы с ним поедем к Маше. Оставши с ним на минутку в гостиной, он берет меня за руку и говорит: «За вами еще ответ?» «Да», говорю. «Согласны?» спрашивает. «Да, да!» отвечаю. Он целует меня, я сконфузилась и сильно отвернулась от него, сейчас же взошла мама одетая и мы простились с ним. Еду и думаю, вот теперь дала слово Павле, что делать с Я.И.? У Пиотровских тоже чувствуется пустота, эти два года мы не бывали у них одни, всегда Сережа и Я.И., а раньше и Павля, а теперь одна, да еще и Нади нет, она перешла в свою усадьбу и при ней стала жить наша неизменная Ав.Дм., Надя еще в Воронеж мне писала, что она уезжает...

Кто в нашей литературе мог сочинить такую сцену объяснения? Разве что Грин...

К сожалению, они жили не так уж долго, не очень счастливо, и умерли не в один день.

china

О ПРЕКРАСНОМ



Проверяю на себе придуманный Акуниным метод самоусовершенствования — путь дневника, Никки-до. Фандорин пользовался системой для активных и креативных, но про другие не рассказано, приходится как-то соответствовать.

Ежедневная запись трехчастная. В первую часть вносят все полезное, интересное для ума, что удалось узнать накануне.
Вторая часть — это план действий на сегодня и его осуществление.
Третья — умиротворение; желательно придумать мудрое или хоть поэтичное изречение.

Ну вот, с утра я конспектирую значимый текст, которым какое-то время назад занялась.
Потом публикую отрывок текста из дневника В.Д. - это мое основное занятие еще месяца на два.

Collapse )

Для умиротворения выставляю цветочки.

Пока не надоело.