June 19th, 2019

china

Чистая Фантастика!

На Марсе счастья нет, но нет его и выше (или ниже?)

... электрическая теория материи, необходимо представляя силу тяготения в виде какого-то производного от электрических сил притяжения и отталкивания, должна привести к открытию тяготения с другим знаком, то есть к получению такого типа материи, который отталкивается, а не притягивается Землей, Солнцем и другими знакомыми нам телами («минус-материи»)

верна ли сама по себе эта идея или нет, она совершенно бесплодна до тех пор, пока нет точной теории материи и тяготения. Если другой тип материи и существует, то просто найти его, очевидно, нельзя: силою отталкиванья он давно уже устранен из всей солнечной системы, а еще вернее – он не вошел в ее состав, когда она начинала организовываться в виде туманности.

(На всю Вселенную и Большой взрыв не замахнулся. Марксисты отрицали Начало и Конец света, а то попы окажутся правы)

...Цепь снов закончилась ужасным кошмаром. Я стоял на краю громадной черной пропасти, на дне которой сияли звезды, и Мэнни с непреодолимой силой увлекал меня вниз, говоря, что не стоит бояться силы тяжести и что через несколько сот тысяч лет падения мы достигнем ближайшей звезды. Я застонал в мучительной последней борьбе и проснулся...

china

Вот такое кино...

Итак, решено. Начинаем поиски потомков генерал-майора Веневитинова Григория Ивановича, героя трех войн — японской, 1 мировой и гражданской, кавалера множества орденов, который во время визита Александра III в Воронеж, сопровождал (в чине подпоручика) уездную барышню Варю Зюзину в модную лавку, где она покупала перчатки, и доплатил недостающие 10 коп. Где могут быть его потомки? На территории б. Сов.Союза, в Российской федерации, во Франции... есть у нас свои люди во Франции? Есть у нас свой человек во Франции, как раз там, где очень могли сохраняться связи наших эмигрантов! Еще в Югославии... нет, в Югославии у нас человека кажется нет...

Пока со своей стороны попросим своих младших потомков приобрести на Авито гривеник 80-х годов
XIX века. Не может жеон стоить очень дорого? Ну ничего, мы за ценой не постоим!


стр 224-225. (мама плакала от счастья, что видела Царя), мы побежали с Наденькой и мамой на кадетский плац, там был смотр, и вот в очень близком расстоянии от нас коляска царей проехала шагом, я сделала реверанс и видела, что чья то грязная шапка упала к ногам Николая (сидел напротив, то-то заморок то был, Георгий куда рослей и красивей), который поддел шапку на кончик шпаги, помотал и высоко отбросил прочь. Возбуждена я была очень и настроена на патриотический лад, был восторг, что видела своего Государя. Миша был ординарцем на вокзале и оттуда принес массу ландышей, везде были ландыши и Марии Ѳедоровне в вагон целые тазы подали ландыша, потом сколько говорилось о этом проезде и счастии, что видели семейство. Но я так забежала вперед, что забыла написать о своем последнем свидании с Я.И. На страстной тетя писала, что Я.И. приехал к ней, так как назначен адъютантом, и скоро сам Я.И. писал мне, что он адъютант, и через несколько дней пишет, что он переведен по просьбе матери в Николаев, и что он этого совсем не ожидал, добавляет что скоро выедет на место службы, но сделает крюк, что бы быть у нас в Воронеже, скучает страшно и т. д. На Фоминой он приехал и прожил у нас 8 дней, нагнал тоску на меня, ныл страшно, и признаться сказать для меня он уже потерял интерес, не находила часто что с ним говорить, спасибо еще, что редко были одни, то братья дома, то приходили офицера, то его таскали с собой к Ростовцевым, где он раза 4 был, барышни были от него в восторге, завидовали мне, он держался женихом, но повторяю интерес пропал, там дома мне прямо нравилось, что у него с П<авлом> А<дольфовичем> шла борьба, а здесь пальма первенства за ним, все знакомые сразу решили, что жених, меня барышни прямо спрашивали, не жених ли? «Пока нет», отвечаю. Этому не верили. За несколько

стр 226-227. дней до октября он все ныл, как ему тяжело, и что осенью он приедет, просил меня не забыть его и все это одно и тоже, я раз не вытерпела и сказала ему: «Вы не приедете, видимся в последний раз!» «Почему вы это заключаете? Разве вы забудете меня, вернувши в Ефремов и встретивши своего Герна, о котором вам в уши ваша сестрица напевает?» «О Герне я не думаю, но думаю, что уж слишком вы много говорите об осени, и мне, как я ни желаю верить, что вы приедете, не верится». Клянется в противном, делаю вид, что верю, целует руки. Увековечили мы себя на карточке, но в обществе братьев. Наконец он уехал, целых три дня собирался, уложит чемодан, а там через час говорит: «не еду!» Провожать на вокзал я не поехала, поехали братья и поручик Венивитинов, правда мне очень сгруснулось, вечное мое «жаль» и точно я немного виновата перед ним, такое было ощущение во время прощания с ним и после отъезда его. С дороги он мне две две открытки написал, пока добрался до Николаева, и из Николаева письмо за письмом, я же стала реже отвечать, да что отвечать на уверение в вечной любви, которой не верила уж, больно много говорил, ему конечно казалось и самому, что любит — слишком страстен был, но такая любовь недолговечна, и если б перевод не состоялся его в Николаев и я сдурила бы и вышла за него, то думаю, через год разошлись бы, даже Ал<ександр>
Ан<тонович> говорил об этом своим, мне Настя передавала: «Макаров страстно влюблен в Варю, но она за ним будет несчастна, счастлива будет только один месяц, в который он сгорит, а вот любовь Герна надежней, у этого не страсть, а чувство, и она была бы за ним счастлива, но конечно страсть М. ее захватывает!» Мне это Настя передала, когда я к ним приехала летом. Прожили мы в Воронеже до 28 Мая, я с 15 Мая болела, простудилась шедши из театра, как сейчас помню, меня даже колотило...

Все равно не понимаю, зачем он это так форматирует...