June 13th, 2019

china

лытдыбр

Гибнет бедная Россия,
Испуская чернозем,
Сохнут речки голубые,
Прохудился самовар.

В.Пятницкий.


Все у нас плохо. Жара, засуха, все сохнет. Уже сейчас на сирени вирус, мозаика. Сирень что, на дубовых листьях тоже пятна, того гляди клены начнут чернеть, и каштаны. По старому стилю еще только начался июнь, и радости нет.

Вот Силуан Афонский пишет: вся беда, что нет в нас покаяния, а то бы "за один час  изменилось бы лицо всего мира, и у всех была бы великая радость и любовь... Если какой народ или государство страдает, то надо всем покаяться, и тогда все исправится..."
Прямо сегодня в календаре написано!

Еще можно перечитать "Горькую обиду Доу Э".
china

Вот такое кино...

Жизнь идет своим чередом...

стр 202-203. Я.И. прислал письмо, что приехать не может. П<авел> А<дольфович> и Пиотровские приехали. П.А. со мной любезен, почти весь вечер около меня. Вернувшись из Спасского, до масляной жизнь наша шла обычным чередом, на масляной Сережа уехал к П.А., и на масляной же приехал к нам капитан Янушкевич сказать, что Сережа переведен в Воронеж, мама желала этого перевода, и вот стали мы ожидать с нетерпением возвращения Сережи, которому собственно и не хотелось переводиться, но как батальон шел в Польшу, а Польшу почему то боялись, говорили, что там русским не сладко живется, Сережа решил проситься в Можайский полк. Страшно горевал Петр, места себе не находил и ежедневно просил кататься ехать, что бы встретить барина, и вот однажды мы с ним поехали за город по дороге в Архангельское и встретили его, я села к нему, сообщила, Сережа вздохнул, знаю, что ему из дома не хотелось, он потом всегда говорил, что только эти два года он прожил в свое удовольствие, военной службы он не любил. Сережа взял 28 дневный отпуск, что бы не сейчас ехать, а мама решила ехать с ним, и конечно и я должна была ехать, против поездки в Воронеж я ничего не имела, так как в моем настроении она ничему не мешала. Получив отпуск, Сережа сейчас же уехал в Архангельское, а мы стали готовиться к отъезду, мама решила говеть; в это время приехала Клавдия К<орсак> тоже говеть, и вот мы начали ходить молиться; много говорили с Клавдией, на душе было покойно, Клавдия хорошая была девушка, но какая то надломленная. Курса она гимназии не окончила, положение семейное было плохое, отец все прожил (позднее она окончила фельдшерицей и была лазаретной дамой в Орловском институте, где и отравилась), была она хорошенькой в ранней молодости, но в описуемое время была шафранного цвета, ее называли облезлой. Сережа вернулся за неделю до отъезда, за ним следом приехали Настя, Вера и

стр 204-205. Надя, приехала и Маша провожать нас, хотелось по шумней провести время, и вот мы вздумали вечером кататься и непременно на розвальнях, запрягли пару, Сережа кучером, в розвальнях мы все и Маша, темь хоть глаз коли, едем за город, Сережа едет без дороги. Валимся из саней в какой то овраг, я упала головой вниз, встать не могу, так как лежу на откосе, хочу поправиться, скольжу вниз, мне кричат: «Где ты, вставай!» «Не могу!» И вот Маша за ноги тащит меня к верху, за ворот шубы набралось столько снегу, едем уже к тете Анюте, там вытряхаемся, тетя поит чаем, у ней всегда в печке стоял чайник с чаем. Вернувши мы долго не могли успокоиться, вспомнили катанье и слепого кучера Сережу, и мое лежанье головой вниз, хохочем. Устроили Сереже прощальный вечер, который был весьма приятный, к нему все товарищи относились весьма сердечно, не было только капитана с Капитаншей. Сережу качали, Маша плакала навзрыд и говорила: «Не могу я видеть Сережу, так тяжело». Я же прямо очертела, как говорится, с Савичем кокетничаю напропалую, имела какой то золотой шнурок в руках, подхожу к нему и наматываю ему шнурок на руку и говорю: «От несчастья от недуга, не спасет мой талисман.

Но когда коварны очи поцелуют не любя

и добавила: «береги мой талисман, он тебе любовью дан!» Савич вскочил и говорит: «В.Д., так не шутят, нам надо объяснится!» Идем в гостиную, я стою не сажусь, он тоже стоит и опять говорит: «В.Д., в последнее время я замечаю, что Вам мои посещения доставляют удовольствие!» «Да, говорю я, и говорю искренно, потому что у меня было тоскливое настроение от сложившихся обстоятельств, а приход всегда веселого Савича меня сильно развлекал, значения его приходу я не давала и весело встречала, думая, что ведь моя болтовня не...

Ну Варя! Ну нельзя же так! Прям удила закусила...
Капитанов Янушкевичей находится порядочно, но ни один не подходит, все моложе. Фамилия польская, военная...
Надеюсь, она хоть с ним не кокетничала.