June 10th, 2019

china

АКТУАЛЬНОЕ

На злобу дня.

К теме Ивана Голунова.

Мы вот прабабушку никак замуж не выдадим за П.А. Герна, примерно 1888 год, а в конце мая этого года умер ее внук, Юрий Алексеевич Герн, «полковник Герн» - почему-то мы эти слова произносили иронически-торжественно. Было ему 95 лет, человек он был замечательный во многих отношениях. Хоронили его на Хованском кладбище, на Аллее Ветеранов. Очень красиво и торжественно. Только провожала его кучка пожилых и очень пожилых женщин, дочь-пенсионерка, мы три племянницы, кто-то из учеников (он преподавал до 92 лет). Самая молодая была, кажется, социальная работница. Она к нему очень привязалась.

Так значит день был на редкость, солнце, синее небо, облака несутся, ветер выворачивает деревья, носятся птицы, уголок кладбища весь зеленый, в цветах, деревьях... Яму и не видно среди других нарядных могил. Воинский салют! После него в небе невесть откуда взялись чайки, кружатся, сверкают на солнце... все увидели в этом символ, начинал-то он служить на флоте...

.


И вот тут-то немного злобы. К нашей небольшой кучке подходит бригадир землекопов и говорит, что надо заплатить еще 28 тыс. Перед началом похорон Марина заходила как полагается в контору, получила бумагу и спросила еще раз, все ли заплачено. Подтвердили, что да. И вдруг такое. И кто-то говорит: так всегда.

Все понимают, что это скотство, но «так вегда»,не скандалить же в такой момент... у нее не хватало, быстро собрали.

china

Вот такое кино...

...тетка доказывает Сереже, что он ничего не понимает, слишком молод, только что тер штаны на скамейке в корпусе а туда же рассуждает!» Сережа озлился и ...

стр 190-191. говорит: «а вы то много понимаете, 30 лет юбку трете на стуле!» Кричат друг на друга, я молчу, входит Александров, я хочу им сказать, что посторонний в передней, они не слышат, орут уже друг другу дерзости. «К.Ѳ. пришел!» громко говорю и иду в переднюю к нему на встречу, угомонились, Алек. слегка смущен, крик такой его встретил, причина крика неизвестна, а попал как будто на ссору, смущен и Сережа. Но я сейчас же сочинила какую то ерунду, почему взгорелся этот спор, и у тетушки с Сережей остыл пыл, говорим о предстоящей поездке в Архангельское. Уезжая, П<авел> А<дольфович> сказал мне, что для поездки к П<иотровским> он пошлет своих лошадей, действительно что исполнил. Я.И. приехал на 3й день праздника, приехал украдкой, и вот едем в Архангельское, Сережа и Я.И. к П.А. а мы с Алек. к П. на этот раз кроме Алек. никто не поехал к П., у них гостил Верин брат Вася и вот мы (Я.И. с утра приезжал один без Сережи) целые дни бродим, катаемся, я и Я.И. постоянно вместе, он догадывался о П.А., потому что говорил мне: «Я не могу у него быть! Не выдержу!» А я думаю, что же мне то делать, Сережа говорил, что на новый год он ждет нас, не весело, тревожно на душе, хотя я никому не выдала волновавшего меня чувства, как всегда была весела. Раз вздумали идти гадать, ночь была чудная, идем гурьбой, подслушиваем у амбаров, и конечно я и Я.И. одни очутимся, далеко от остальной компании, это уж Настя старалась, увлекая других куда нибудь. Под новый год обычный костюмированный вечер, который совсем не удался. Бабушка Куку уехала и играть на рояле некому, соседи собрались, но их немного, зало к тому же забыли истопить, и когда мы вышли «декольте» в залу, то почувствовали такой холод, танцовать без музыки, за которой (за аристоном) послали в город, и вот мы в горелки, в жмурки играть, Ал.Ан. ходит и говорит: «Как у нас весело и как мы привыкли к шумным встречам нового года с добрыми знакомыми и как ему тяжело, что вот в первый раз

стр 192-193. без П.А. и что он готов для нового года послать или даже самому съездить к нему и сказать, что забыто все! Настя даже зашипела на это и сказала, что это в вышей степени глупо. Сели ужинать, и вот Ан.Ад. начинает за ужином не стесняясь делать мне намеки, «что вот завтра он будет пить чье то здоровье!» «Может быть и будете пить, только уж верно не за мое!» резко говорю я. Стараюсь отделаться от него, а он еще что то и чуть уже не объявляет меня невестой, я злюсь, Ан.Ад. ляпает: «Так и оставайтесь старой девой!» «Отлично, я «этого именно и желаю, это единственная моя мечта!» Злюсь я, Ан.Ад. наливает мне вина и сам себе и говорит: «Так выпьем, Варенька, за старых дев!» «Ура за мое старое девство!» кричу я, чокаясь с ним. Тут влетает горничная и говорит: «барин, из города
арестанта привезли!» «Какого арестанта?» «Да музыку!» Танцовать, танцовать, засуетились мы, начали танцовать уже во втором часу ночи, Наташа по обыкновению весело шевелила всех, я старалась не отставать, но плохо на этот раз у меня выходило, Я.И. заявил мне, что он больше ночевать к Герну не поедет, «останусь здесь!» Маша зовет меня в спальню А<настасии> Я<ковлевны> и говорит: «Что же ты, Варичка, скажешь завтра П.А.?» «Ничего!» «Подумай!» «Маша, да не могу я, пойми, что не могу!» Она глубоко вздохнула и позвала Ан.Ад.: сказала ему, что я не хочу выходить замуж за П.А. и прошу во избежание неприятности П.А. не начинать со мной разговора. Ан.Ад. старается доказать мою глупость, горячится, хочет что то объяснить, я говорю, что завтра мы даже не поедем к П.А., это лучший оборот, если он ждет от меня ответа. Понять они не могут меня, только одна моя мама понимает. Не заснула я конечно. Ложась спать, мама мне сказала: «делай как хочешь!»

Одна тайна разгадана — полистала тетрадки дальше, и где-то там роковой Я.И. уже и назван: Яков Иванович Макаров. Как прозаично! Нетрудно было догадаться, ну разве что мог быть Ильич. Но вписывать не буду, его ни с кем не спутаешь.