?

Log in

No account? Create an account
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
china
gern_babushka13

стр 158-159. а тут Настя к нему мелким бесом, и наш Троша уже смеется, а виноваты были мы все, потому что поощряли Я.И. Вера избегает уж капитана, который дураком бродит один, для храбрости даже выпросил у Пелагеи Васильевны портвейну, будто зубы у него разболелись и поэтому он и мрачен. Команда уехала, а мы еще несколько дней погостили у Пиотров<ских>. П<авел> А<дольфович> ежедневно бывал, Надя около вертится него и стала поговаривать, что ждет, вот-вот он ей предложение сделает, на что Настя отвечала: «Ну, матушка, и не воображай!» Как то мама собралась к П.А. в гости, она ему обещала придти кофе пить, пошла я и Надя с нею, Пиотровским это не понравилось. П.А. все время любезничал с Надей, ну как не вообразить ей было, что он предлложение сделает в скором времени.

Вернулись домой, Я.И. ежедневно у нас, но изредка пропадал дня на три, Сережа придет и спрашивает, что не было Макарова? Даже раз отправляется к нему на квартиру, не достучался. Эти периодические исчезновения повторялись уже несколько раз со дня знакомства (после уж узналось, что к нему приезжала дама из того города, где он раньше служил, дама вдова, через него у нее застрелился муж, и что она давала ему деньги, действительно он жил лучше своих товарищей). Конечно удивляло нас это, но мы никто никогда его не спрашивали причины отсутствия, как будто этого и не замечали. Летом команда нас почти не посещала, встречали в городском саду, но около меня всегда Я.И. или пан с недоконченным разговором.

На Петров день Сережа и Я.И. уехали на именины к П.А., к которому, как писали мои девицы, приехал брат Богдан, мы же пировали у Пети, где опять была вся команда, была Маша, Сережа и я. Вернулись с именин, Я.И. привез букет роз для меня, просидел вечер и Сережа ушел его провожать, мы легли уже, когда вернулся Сережа и прямо к нам в спальню и говорит маме: «П.А. хочет свататься к нашей Варваре Дмитриевне!»

стр 160-161. «Это из чего ж видно?» спрашиваю я. «Я говорю серьезно», отвечает Сережа. Мама говорит: «да от кого ты это слышал, сам что ли сказал?» «Ан.Ад. мне говорил». «Ну, так можешь себя поздравить с выдумкой! П.А. настолько равнодушен ко мне, что я буквально считаю это вымыслом Ан.Ад». «Так и я думаю, отвечает Сережа; но он говорит, что П.А. ему говорил, и будто Селезнев ему советовал этот брак!» «А Селезневу то какое дело?» закипаю я. «Ну, ведь для Ан.Ад. Селезнев все, это уж выходит, между прочим!» Смешно мне и не верится, заснула я с мыслью, что это враки, и на утро уж забыла о нашем ночном разговоре, ведь у меня есть такой поклонник, как Я.И. Он все сильней и сильней казался влюблен, я увлекалась им и сама. Наступило 5 июля, день именин Сережи и совершеннолетие (3 июля). Готовился пир у нас, Сережа взял повара, должны быть у нас все его начальники, товарищи, дамы военные, Маша, Пиотровские и П.А. с братом, всех 40 человек. Праздник вышел на славу, Маша и Н<астасья> Я<ковлевна> с тремя девицами приехали накануне, день начался с поздравления, обед, во время которого мы девицы ежеминутно упоминали о П.А. и братце, называли «Попочка и Бобочка!» Савич все спрашивал: «кто такие?» «Попочка и Бобочка! приедут, увидите»! Они приехали часов в шесть, брат мне показался красивей П.А., я его сейчас же занимать, вдруг подходит Савич и спрашивает: «Где ваши попочка да бобочка?» Настя давится от смеха, а я сконфузилась страшно, а он опять: «Вот, ваши попочка да бобочка не приехали?» Кто то, кажется Я.И., его отвлекает и уж сообщил, что вот это и есть попочка и бобочка. День прямо шальной был, а уж после ужина все перепились, даже неприятно стало, кругом несвязные речи, пан пытается завести неоконченный разговор, в котором беспрестанно точки, я лавирую от одной группы к другой., Н.Я. с девицами сидят в гостиной, Надя мечется, Маша сидит с П.А. в Сережиной комнате на кровати, перед ними Савич, я вхожу, Савич тащит у Маши носовой кружевной платок...

Прикидываем, пытаемся понять, какими средствами располагает г-жа Зюзина? (Мы уже знаем, ее зовут Юлия Степановна). В начале своего вдовства она держала семью на щах и каше. Теперь у нее каждый вечер обильный ужин для офицерства. Аппетит у подпоручиков надо думать... интересно, ужин с вином?


СВЯЗЬ ВРЕМЕН
china
gern_babushka13

стр 162-163. носовой кружевной платок, я говорю: «Охота тебе давать грязный платок!» Савич вскипел: «У Савича руки грязные, у Герна конечно чистые, то Герн, а я только Савич!» Начинает придираться, я трушу и спешу уйти, иду к Н.Я., а перед нею Надя, взволнованная, чуть не плачет, жалуется на оскорбление, час от часу не легче. Настя и Вера в негодовании, Настя говорит: «Попали в пьяную компанию, говорили, что не следует ехать! (А между тем страшно хотели и ждали этого дня, но в досаде чего не скажешь?) Надя рассказывает, что она зашла в комнату Сережи и будто сказала: «Там у всех ручки целуют, а у меня никогда никто!» (действительно, офицерство целовало у мамы и у меня руки), П<авел> А<дольфович> схватил и начал целовать у нее руку, а потом схватил ногу ее и поднял, а Савич свечку и стал светить. Выходило гадко, я оскорбилась, ведь оскорбить Надю, мою подругу, значит оскорбить меня. Н<астасья> Я<ковлевна> просит, что бы я расследовала это, П<иотровские> собираются сейчас же уезжать, только ждут, когда разойдутся гости. С испорченным настроением я провожаю гостей, последними уехали П.А. с братом, их пошел провожать Я.И.

Пиотровским подают лошадей, в ожидании их Настя и Сережа стояли на крыльце, Настя опирается руками, а Сережа садится на перилы, я стою, и вдруг Настя летит лицом вниз, а Сережа летит навзничь (перилы кто то обломил из команды, во время шумной беготни после ужина), переполох страшный, все бежим. Благополучно упали, отделались испугом, а летели аршина 3. Светало, когда они уехали. Проводив их, я говорю Сереже и Маше о оскорблении Нади, приходит Я.И., ему Сережа говорил: «Это черт знает что?» Я же говорю ему: «в лице Нади оскорблена я». Я.И. говорит: «Завтра я пойду в гостиницу к Герну и спрошу его, также Савича!» Маша негодует, но говорит, что она все время сидела с П.А., и когда она влетела с фразой о поцелуях, то П.А. действительно поцеловал у ней руку, и только; «разве, говорит, без меня, раньше?» С тяжелым чувством я легла спать. Утром рано пришел Я.И., побывший у П.А. и видевший уже Савича. П.А. сказал что ничего подобного, Савич тоже, и хотел вишь ехать к нам извиняться, но Я.И. сказал, что это...

Нда. Офицерство — не эталон хорошего тона... «Армейский юмор», «Армейский стиль»... «а из галстука Петруши бил в глаза армейский стиль». Бедная Надя попала к Пиотр. из дурного семейства... Проза жизни, или изнанка жизни, что поделаешь... А потом опять весело и смешно..
.

164-165 пожалуй будет принято мною, как будто было что-то, а Герны, говорит, сейчас приедут. Приехали Герны к нам завтракать, и П.А. повторил, что не знает цель этой выдумки. Богдан рассказал нам давно известный анекдот об немце колбаснике, рассказывал так долго, что интерес пропал. Так закончился Сережин пир и вновь потянулись дни с Я.И. и дни без Я.И., когда наступал период его отлучки. Изредка заходили то Александров, то Савич, последний чаще. Перед Успеньем мы были снова в Архангельском, с нами поехал Я.И., а Сережа верхом, они ночевали у П.А., а день были у П<иотровских>. Конечно я объяснила давно подругам, что Надя выдумала, Настя поверила, а Настя поверила, значит и мама поверила. Настя что то злилась на Надю, Верочка безразлично относилась и еще больше подурнела. Самого по обыкновению не было. Время провели мы отлично, целыми днями таскали головки подсолнуха и ели, Я.И. все уверял, что зубы я порчу, отнял, положил на верхушку буфета, куда мы не могли достать, Вера встала мне на плечо и достала, я схватила и побежала в сад, он за мной. Я растянулась в луже, разбила руку, и теперь еще есть следы у меня на ладони. Ушиб руки не был досаден, но мое розовое платье было грязно и надеть больше нечего, мыть отдать тоже некому, праздник, положение не из красивых. Я.И. предлагает выстирать, я облачаюсь в Надино платье и вынесла ему свое платье, идем, он добывает корыто, завернул рукава кителя и начал стирать, девицы покатываются со смеху, горничные тоже, выстирал, развел утюг и выгладил. Приехал П.А., и мы собираемся всей компанией на хутор «Гремячий», едем так: мама, Н.Я. и Вера, Надя в коляске, Сережа верхом, я и П.А. на тройке и Настя с Я.И. в шарабане, - тут я в первый раз почувствовала, что П.А. за мной ухаживает, дорогой я почувствовала, что он взял меня за талию, неловко ужасно. Я вытянулась в экипаже так, что кажется только не выскочила, подъезжая к хутору, слышим крик, и вижу Веру выскакивающую из коляски на полном ходу и моментально бросившуюся под ноги нашей тройки. П.А. закричал кучеру «Стой! стой!», кучер осадил лошадей, видим Веру с ребенком...

И молодо...