May 28th, 2019

china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Молодость, веселье, опрометчивость...

стр 134-135. Рождество, садимся мы для кадрили и я что то ему говорю, он таращит глаза и молчит, еще что то говорю, он изрекает: «Пустая болтушка!» О, как долго я это помнила, да в течение года порядком и отплатила ему; но теперь мы ведь «сверхестественные подруги», мирно беседуем. Вечер удался, часов в пять утра только разошлись мы и гости разъехались, остались Маша да Е<катерина> И<вановна>, дочь О<льги> И<вановны>, которую я терпеть не могла (Е.И.), да не только я, Настя, Вера тоже, она иначе не говорила, как с иронией и подпускала шпильки, дружила с Машей, они с детства были подруги. Офицерство пробыло еще день, вечером меня и Надю заставили играть (наш водевиль), и Надя в этот раз играла хорошо. Екат.Иван. изрекла, что она очень удивлена, что Варенька играет хорошо, не смотря на то, что никогда ничего не видала и ни где не была — милая женщина не обошлась без шпильки, а сама то кроме Ефремова ничего не видала, даже и в Москве не была. Во втором часу ночи наше офицерство уехало, помню, спать хочется, зеваю во всю, Алексеев глядит на меня и говорит: «И кокетка же вы!» Делаю глаза удивления и спрашиваю: «Разве в зевоте есть кокетство?» «Да ведь у вас чудные зубы, вот Вы их и показываете!» Милый мой подпоручик сморозил комплимент. Верочка и Алек<сандров> парочкой весь вечер, Вера очарованных глаз не сводит с него, забыт П<авел>А<дольфович>.

Уже одетый в дорогу Алек. в дверях остановился, поджидая товарищей, она пристально смотрит ему в глаза. Как сонные мухи бродили мы следующий день, оживлялись только при некоторых воспоминаниях, остальные дни ознаменовались у меня ссорой с Верой, Вера взяла манеру меня вышучивать, делала насмешливо это, помню, я ушла к Насте в комнату и там расплакалась сильно, Настя услышала меня и переговорила с Верой, не знаю, почему именно с этого спектакля у нас с ней стали ссоры, она

стр 136-137. переменилась ко мне, (даже карточку мою посадила в альбоме в конец, с карточкой их горничной, но об этом после). Числа 10го мы возвращались домой, Вера едет с нами на свадьбу своего брата, поступающаго в попы, а братьев у нее было целых 4. Уезжали рано, прощаясь с Настей, она не вставала, я сказала: «Какая ты горячая!» «Голова болит!» отвечала она. Утром от них посланный за доктором, Н.Я. пишет мне отчаянное письмо, просит молиться за Настю, у ней оспа (к счастью оказавшаяся ветреной). Я любила Настю и готова была поехать к ней, но мама меня не пустила, и вот я изнываю от беспокойства, ожидая приговора доктора, который не нашел ничего опаснаго.

3 Декабря приехали ко мне на именины Вера и Надя, которые мы весело отпразновали 4го. Вера была страх какая хорошенькая, даже мой доктор несколько раз в вечер приходил и шептал: «Что это с Верочкой! Прямо прелесть!» Действительно, она прелесть, а платье к ней шло замечательно, Алек. приударяет сильно, она оживлена, мила со всеми. Она торжествовала победу, которую я не знала, ей пред отъездом к нам. П.А. сделал предложение, она не приняла, почему и зачем, не знаю, неужели А. причинен? Но год игры в любовь с П.А.? Настя мне потом передавала подробности этаго предложения. Маша тоже была у меня, были полковые барышни. Утром поздравление, торжественное, в эполетах офицерства было много, половину которых я уже забыла, обедали все, вечером танцовали, играли в petits jeux, ужин, разошлись часа в 4. Барышни уехали и звали опять на Святки, под новый год снова костюмированный вечер. Забыла один инцидент за ужином на моих именинах, когда единственный раз мой доктор был героем минуты, мы барышни и подпоручики ужинали в гостиной, а капитаны, штабсы, дамы в зале, была моя милая Анна Ивановна в числе дам.

Ах Вера, Вера, что ж ты, Вера? Захотела поблистать, покружить головы, упустила серьезного жениха... Теперь он Варе достанется, и мы родимся на свет, но с тобой-то что, хорошенькая Верочка? Надеюсь, дальтше узнаем...