May 18th, 2019

china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

...Дочитала «Черноземные поля» Маркова, познавательно, Уездный город, поместье, поля, любовь, деревня, праздность... Праздности что-то не заметила, тунеядцы-аристократы в хлопотах, интригуют, пыль в глаза пускают, стремительно разоряются. Мужики вламывают и вкалывают. Возлюбленные русской литературой «описания природы» очень хороши, потому что все в становлении, в трудах, ожиданиях — инда взопрели озимые, но этнография с терминологией в порядке. Чудесно, как мельник ожидает паводка, ночью вскакивает, по звуку чует, какая очередная балка дорвалась до плотины...

У мужиков, например, «терпкие» спины — все вытерпят. Или про «Земство», которым так восхищался Солженицын: непреодолимая вязкая масса. Чиновники все едины, «как грачи, которые склевались на одном поле»...

«Весной три шептунихи и снесли было яйца... ушли было в ров, в крапиву, и высидели шептунят, но собаки передушили их...

У Нади осталась одна шептуниха. Надя перетащила эту последнюю надежду в кухню под загнёток... несмотря на решительное сопротивление старого повара Михайлы, который разводил в кухне, на даровых тараканах, соловьев, перепелов, щеглов и чижей, но никак не мог примириться с мыслью, чтобы на господской кухне было пристойно держать, словно в мужицкой избе, кур или уток».

Шептуниха - это индоутка. Их у нас разводят любители, мы видели. Не очень красивые птички, здоровенные такие...

Параллельно развивается история В.Д. Появился интересный персонаж, образованный, видимо агроном. дальше он существует как У. или Н.В.

стр 94-95. были соседи П. две-три семьи, семья попа еще некий окончивший Петровскую академию Утехин, который нам много пел и играл на рояле, танцевали мы чуть не ежедневно, Миша знал массу игр, с утра у нас начиналось веселье и до 2-3х часов ежедневно. У. сильно ухаживал за мной, Сережа за Настей, Миша за Верой, влюбленность так и носилась в воздухе. Познакомилась я в этот раз с барышнями Корсак, Клавдией и Наташей. Наташа страшно некрасивая, но живая, Клавдия хорошенькая, но какая то чудная (позднее она отравилась), разочарованная. У. прозвали птенчиком, хотя это к нему шло, как корове седло. Вера сочинила на него и на меня целую поэму, она недурно писала стихи, кой какия есть еще у меня до сих пор. Настя тоже писала стихи (а теперь даже и прозу, печатала в «Русском Богатстве» и других). 4го Января мы только вернулись домой и дня через два проводили братьев. Опять одна, но живется легче, по два раза в неделю получаю и пишу письма подругам. К весне у Пиотровских появилась новая девица Петухова, у которой Ал.Ан. был опекуном, святками она при нас приезжала в первый раз, а к весне совсем перешла к ним, очень юная была, дичок какой то, недурная собой, мать ея умерла от пьянства и она была в очень некрасивых условиях, хотя средства были. Про нее много-много глупостей говорили тоже, даже говорили о сношениях с кучером, но верить этому не хотелось, уж очень была молода, не было полных 16 лет.

В Мае мы с мамой поехали в Воронеж проведать Мишу, рад он был очень, помню, мы приехали к нему, его не было дома, разобрались, и я на стенке развесила свои платья, легли спать, часов в 12 он приходит, мама денщику Феодору не велела говорить, что она приехала. Миша входит, на стене юбки и сурово спрашивает Феодора: «Это что?» Молчит. «Тебя спрашиваю: Что это?» Молчит. Миша сердится, тогда Ф. отвечает: «Мамаша приехала» Миша бросается в комнату и прямо на колена к кровати мамы, видно, что рад был.