March 26th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

- Вот так. Нужно коснуться пяти точек одновременно. Они очень удобно расположены. Смотри: эта для указательного пальца...
Валентин довольно высокий подросток, но Асланян высокий мужчина, он достает потолка, не вытягивая руку, а мальчику нужно даже привстать на цыпочки. Задержав дыхание, он приспосабливает растопыренные пальцы к малозаметным точкам на вогнутой, черной, как будто слегка зернистой поверхности. Карик сзади уткнул лицо в спину старшему брату, между лопаток, сильно стискивает ему ребра и тоже не дышит. Учитель поддерживает правую руку, напряженно глядя вверх. Ладонь немножко, кажется, дрожит... кажется, каждый палец нашел свое место, и между подушечками и точками наверху возникает странное чувство, притяжение какое-то...
- Вперед, - говорит профессор.
Коснулся он нужных точек, или нажал, или?...
Здесь я позволю себе заимствование из романа ГПиМРМ. Очень хочется. Там Квиррелл демонстрирует что-то такое...

www.myfreetextures.com
... Звуки минули сознание и канули в небытие...
лишь под ногами остался маленький островок, а вокруг теперь простирался в бесконечность океан пронзительно ярких, немигающих звёзд. Не было Земли, Луны и Солнца. Млечный Путь водоворотом звёздного света окутал их и, когда зрение Гарри привыкло к темноте, разгорелся ещё ярче.
— Мы... в космосе?..
Звёзды перестали быть малюсенькими алмазами на громадном бархатном небосводе, какими они виделись с Земли. Здесь над головой не было неба, только точки ясного, совершенного света в совершенной темноте, бесконечное и пустое ничто с бесчисленными крошечными дырочками, из которых сиял блеск чуждых невообразимых вселенных.
В космосе звёзды выглядели ужасно, ужасно, ужасно далёкими... было легко забыть и про опору под ногами, и про собственное тело — стать лишь осознающей себя точкой в пространстве, которая то ли зависла на месте, то ли несётся сквозь космос. Когда расстояния не поддаются счёту, понять невозможно.
Мгновения растянулись в вечность.
Наконец звёзды исчезли.

- Вот здесь он...
Там, где они оказались, был немыслимый холод – не межзвездный, просто холод пустого склада в декабрьской Москве. В двух шагах от них стояли двое. Один был Володя Юрковский — он замер с открытым ртом, указывая на них пальцем - другой постарше, коренастый, с широким открытым лицом, высоким лбом и яркими добрыми глазами.
- Добрый день, Гурген Сарбазович, - говорит он. – А это новые сотрудники? Старший, я полагаю, Валентин – а это Карен?
И протягивает руку.
- А я Сергей Павлович Королев.
Пока ошеломленные ребята здороваются, Юрковский, схватив брошенное на какой-то ящик пальто Асланяна, окутывает им обоих сразу.
Сергей Павлович, - взволнованно произносит ботаник, - как я раньше не понял, что эта штука может перенести нас на Луну, на другие планеты...
- Это замечательно! Обсудим это через неделю, как договаривались. М.б. ученики захотят снова сопровождать вас? Мы приготовим для них теплые комбинезоны и... например, валенки. А теперь – всего доброго, и до встречи!