March 22nd, 2019

ботаник

БОТАНИКА

- Учитель! Учитель!
- Гурген Сарбазович!
Мальчишки чуть не кубарем скатываются по тропе.
- Здорово, ребята!
- Здравствуйте! Вы поправились?
- Здесь у вас обязательно поправлюсь. У нас полных три дня, и можно еще прихватить. Решайте, куда пойдем — придумали направления для исследования? Или сами забирались в опасные места — признавайтесь?
- Все равно, куда скажете!
- Сначала домой? За снаряжением? У нас тут утро или вечер? Да... примерно полдень. Чем подкрепиться — гостинцы у меня с собой. Значит, наверх?
Втроем они поднимаются по тропе. В палатке не задерживаются; наливают фляги из родника, и — вперед и выше. Показали наставнику замечательную вещь, подарок Юрковского: пилу-ножовку из победита. Можно спилить рощу бамбука и построить настоящую хижину. Только зачем?
На краю обрыва постояли, посмотрели на горизонт... - Будет буря — мы поспорим, и помужествуем с ней, - пропел ученый. Эту песню ребята никогда не слышали; на досуге он их научит. Пока они восхищаются своим недавним гостем. Ботаник кивает. Он может многое рассказать о замечательных ребятах Иоганне и Владимире, о том, как здорово было работать вместе. И кто знает, может быть поработаем еще. Возможно, работы в лаборатории возобновятся, комиссия из ракетного центра уже побывала в заброшенных складах — помните, парни? - поэтому физику удалось потихоньку смотаться в эоцен. Так что ждите! Будем гостить — вы у нас, мы у вас!
Ребята молчат. Новость надо пережить...

тропический лес 1
- А у вас зима?
- У нас начало декабря. Холодно и довольно скучно. Вот когда вернешься домой с работ, лампу включишь, нальешь горячего чаю, сядешь к столу, откроешь книгу...
- Про ботанику?
- Это ты точно угадал. Иногда устанешь, намерзнешься в трамвае — эх, уткнуться бы в «Три мушкетера»... Ну нет, завтра лекция!
- Три мушкетера — это кто?
- Эх, мальчики вы мои... сколько у вас еще впереди!
- А мы зато кого видели!..
И ребята, перебивая друг друга, рассказывают о странных животных, птицах, ящерицах, бабочках, жуках... Ботаник воображает диорамы в будущем Музее Эволюции, который непременно, непременно когда-нб откроют в Москве. Зоомузей давно маловат, экспонаты облезли, полиняли...
- Вот что меня беспокоит, друзья мои, - говорит наконец профессор, - и давно уже беспокоит. Если со мной что-нб случится ТАМ, вас не оставят. А если вдруг — все ведь бывает, правда? ЗДЕСЬ? У меня вдруг инфаркт. И вы, и замечательный аппарат навсегда исчезаете в глубочайшей древности. НАВСЕГДА...