March 19th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

Мальчики стараются не уходить далеко, они не знают, когда учитель сможет их навестить; на всякий случай оставляют ему записки и в палатке, и в сундучке на берегу. «Мы пошли за орехами», или «Пойдем на болотное озеро». Туда они особенно любят ходить. Кажется, местная тварь их узнает и не прячется. Старый знакомый клюворыл считает их, наверно, тоже безобидными птицами. Он встречался особенно часто, и они даже спорили — один он тут или несколько. Потом увидели двух вместе, даже различия какие-то нашли, о них тоже спорили. Потом как-то увидели одного с цепочкой серых лохматых долговязых птенцов! Но компания поспешила спрятаться. Вот и сейчас взрослый прогуливается, заходит в воду, что-то там себе промышляет.

лес и болото 2
Старший, Валентин, все время думает, если только не объясняет младшему, что означают рассказы Юрковского. Означают они, примерно, что страдали — все. И многим было много хуже, чем в детском доме (и многим детям тоже). И только их волшебник выхватил из беды и спрятал... спрятал в мире, которого вообще-то нет.
Работать и учиться. Там, у казахов, в той семье, все работали. Дети тоже. Они ходили ломать сухие камыши на топливо — зимой, часто в метель. Это было нужно, чтобы в юрте был огонь. Огонь... тепло, еда... кизяк собирали тоже. Носили подойники. Один раз отец дал ему отнести раненого ягненка — только вспомнил, захлестнуло нежностью... Мать работала все время, это было хорошо и правильно.
А учиться он так по-настоящему и не начал. Чему научишься в толпе разных ребят отовсюду, кто язык еле знает, кто знать ничего не хочет, кто это уже давно учил, кто дважды два никак не усвоит. Когда-то Вальку очень выделял учитель математики, но потом их куда-то увезли...
Вот бы такую школу, где учат только математику и ботанику.
А у них там сейчас зима.
Холод, сырость, сквозняки. Огромная комната, куча парней. Свое грязное, липкое тело внутри заношенного белья, полуботинки не по размеру, дырявые носки. Узкая койка с продавленной сеткой, плоский матрас, пропитанный чужим потом. Запах несвежей еды и уборной. И непрерывно — разговоры, вскрики, ссоры, гогот, похабщина...
Бежать скорей на берег, на песок, в море. Но Карик чем-то увлекся.
- Смотри...
В крошечной, с тарелку, заводи между стеблями травы сражаются чудовища: водяной жук и личинка стрекозы.
- Валь, - спрашивает младший на обратном пути, - ракеты очень нужны? Чтобы убивать немцев? Как «Катюша»?
- Да, чтобы убивать. Но помнишь, учитель говорил, сначала их придумали, нафантазировали, чтобы летать на другие планеты. И даже на Земле летать быстрей, чем на самолете, от нас в Африку, в Америку. Только тогда нужна очень большая ракета, а заряд может донести и маленькая.
- От нас в Америку?
- Или к нам из Америки.
- А у них есть такие ракеты?
- Есть. И у нас есть.
- А можно атомную бомбу прицепить на ракету?
- Можно, и они могут, и мы можем, и у них есть атомная бомба, и у нас есть. Вот ракета — она может быть и для войны, и для пользы. А бомба только чтобы убивать.
- Пойдем, может учитель уже пришел?
china

лытдыбр

Как? Все еще в Каспийское море впадает Подлая Волга? (В.Маяк. "Время, вперед!")

Это что же такое? Сидим, никого не трогаем, вяжем то-се, и на тебе, как снег на голову: Назарбаев ушел в отставку! Прямо так, живой? Как это, казахи, НАН ваш насущный?
Вообще круто, конечно. И не надо в конце абзаца, в ссылке, что мол не совсем ушел, но наоборот совсем остался. И неважно, кто потом (тем более никто их не знает).

Не-ет, падение такой глыбы... Это какой же пример для нас являет это, какой урок?

Наше убеждение в исключительном благосостоянии Казахстана и миролюбии его особо покладистого народа, надеюсь, не потребует пересмотра:)