March 16th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

Фантастически интересные походы и разговоры происходили у них с Юрковским! Сколько он им рассказал о проекте, о рукописи на грузинском языке, как здорово было работать вместе - в заключении, но ведь наука, космос! Профессор не посвящал их в такие опасные тайны...
Они забирались в дебри, куда профессор остерегался их заводить (сами-то они порой забирались). Они тоже кое-что показали, место в мангровой чаще, где крокодил схватился с кабаном. Здесь двое их предшественников побывали, пока еще боялись далеко уходить от аппарата. Здесь первый раз рискнули съесть инопланетную рыбу – они-то ведь были уверены, что находятся где-то в мегапарсеках от родины. Потом они осмелели, ушли в горы, заблудились и два года возвращались... (И встретили братьев по разуму). Жизнь их, выживание, происходило так: они находили нечто, похожее на еду, то же хлебное дерево, и пробовали по очереди. После чего один страдал от, э-э... а другой от нестерпимого голода. Когда первый приходил в себя, они зачисляли плод (или тварь) в разряд съедобных, дальше уже именно их искали. Если бы у них были спички! Если бы рыбу или птицу можно было испечь, изжарить!
новая зеландия 2
- Страшнее всего было ночью, - говорит физик. – А ночи почти половина суток. Мы почти все время так в лесу и блуждали, часто и дня не видели. Днем все эти стоны, вопли, рыки... ну хоть как сейчас – то ли лягушка ревет, то ли голодный тигр - как-то не так замечаешь. А трещит какой-то насекомый, то ли над ухом, то ли за сто метров. И кто тебя пытается съесть, не видно...
Тело нового друга, как выяснилось на пляже, носит бесформенные следы встреч не с теплокровными саблезубыми, а с колючими лианами и ядовитыми членистоногими. Много позже неудавшиеся космонавты набрели на дерево с необычайно душистой смолой, догадались ею натереться, а дальше ходили, как два принца, и всякая нечисть уступала им путь... Такое дерево профессор показал детям в первый же их поход. Он отыскал его неподалеку от лагеря по аромату – это и был сандал...
- Что мы не решались, так это пробовать грибы. Во-первых, мы думали, что это инопланетные грибы, а во-вторых, мы бы на своей земле тоже незнакомых грибов есть не стали. Да еще тропических. Да еще без огня! У нас, в средней полосе, летом от голода не умрешь. Даже говорят мухоморы, если отварить, съедобные; а сыроежки и лисички даже сырые, говорят – не знаю, не пробовал...
Ребята до сих пор на растущие во множестве грибы не обращали внимания. Их детство проходило в местах, где грибы не рассматривались как пища. Казахи даже в лесных местах не ели грибов даже во время голодомора; как впрочем и рыбу, где она была. Профессор тоже не стал рисковать, хотя многие эоценовые грибы похожи на современные, со шляпками, иногда огромными. Как антабусный гриб, который любят в Эстонии, а у нас не признают.
Но... как-то это встреча разрушила тайну и очарование мира, принадлежавшего им и учителю. Прекрасный гость сказал на прощанье несколько слов о возможности возвращения. Но возможность стала казаться необходимостью...
Что-то грибы-то вспомнились... ну да, пост!