March 11th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

Ничего страшного. Дома лежит пачка аспирина. Дом... общежитие, временное, для нештатных сотрудников. Комната на двоих, но сейчас он один. А то попросил бы соседа поставить чайник. В кухне вечно толкутся... ничего, сам...
Страшная мысль поражает внезапно: что, если у него болезнь оттуда, из третичного периода? Неизвестная науке бацилла, у людей нет к ней иммунитета, и от него, как от спички на складе с горючим, заполыхает Москва, потом страна, потом весь мир...
Нет, нельзя в общагу. Нельзя. Надо спрятаться и где-то умереть. А что, если он успел уже передать... конечно. Ехал в трамвае. В академии встречался со студентами, читал в небольшом зале. С кем-то в коридоре здоровался за руку...
А мальчишки? Если они тоже больны?
Надо куда-то скрыться. Здесь, на остановке, если он потеряет сознание, кто-то вызовет скорую, отвезут в больницу, и все, санитары, врачи, больные...
Надо пересилить себя и встать. Идти в парк. Огромный Петровский парк, там забиться в самую густую чащу... скорее туда... уйти подальше. Ничего страшного, я скоро потеряю сознание. Успеть только зарыться в листья. Мертвое тело останется источником микробов, но все же хоть шанс. Только нет сил.


«Проезд Соломенной сторожки» – название остановки трамвая №27.
Collapse )
Асланян с трудом встает, покачнувшись, прислоняется к колонне.
- Гурген Сарбазович! Что с вами? Вы больны?
Эта женщина – вахтер их общежития. Значит, тоже ждала трамвая.
- Не подходите, пожалуйста... – бормочет он.
Дальше он не помнит. Подошел еще сотрудник института, вместе с женщиной усадил его в трамвай, помог выйти и отвести в здание. Потом говорили, что он держался на ногах, говорил «спасибо, спасибо, не надо, я сам...». Соседи по коридору помогли раздеть и уложить, нашли аспирин, напоили чаем и вызвали врача. «Пневмония», сказал врач, вколол пенициллин и ушел.
Проснулся он неизвестно когда, в сумерки, слабый до невозможности шевельнуться, убежденный, что за дощатой стенкой человечество, недоумевая, умирает от грозной болезни...

Осторожный стук в дверь – он не отвечает – дверь открывается, включается свет, входит Владимир Юрковский с большим пакетом. Достает и выкладывает на тумбочку апельсины, бутылку, какие-то пакеты и ветку с поразительно красивыми цветами. Ботаник не смотрит на эту роскошь, он смотрит на лицо друга.
Collapse )
«Это от нее» - наверно, домашние пирожки.