March 10th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

«Тот, кто не заметил бы, что вместо густого кустарника здесь растет тростник, никогда бы не догадался о существовании этой речки и открывающегося за ней волшебного царства.
Да, это было поистине волшебное царство! Такое великолепие может нарисовать только самая пылкая фантазия. Густые ветви сплетались у нас над головой, образуя естественный зеленый свод, а сквозь этот живой туннель струилась прозрачно-зеленая река. Прекрасная сама по себе, она казалась еще чудеснее от тех причудливых бликов, которые роняли на нее смягченные зеленью яркие лучи солнца. Чистая, как хрусталь, недвижная, как зеркало, зеленеющая у берегов, как айсберг, водная гладь сверкала сквозь резную арку листвы, подергиваясь рябью под ударами наших весел. Это был путь, достойный страны чудес, в которую он вел.Теперь индейцы никак не давали о себе знать, зато животные стали попадаться чаще, и их доверчивость свидетельствовала о том, что они еще не встречались с охотником.

портал
Пушистые бархатисто-черные обезьянки с ослепительно-белыми зубами и лукавыми глазками провожали нас пронзительной трескотней. Иногда с тяжелым всплеском срывался с берега в воду кайман. Раз как-то грузный тапир выглянул из кустов и, постояв минуту, побрел в чащу... Птиц здесь было множество, особенно болотных. На каждом стволе, нависшем над водой, стайками сидели ибисы, цапли, аисты — голубые, ярко-красные, белые, а кристально чистая вода так и кишела рыбами всех цветов радуги. Мы плыли по этому золотисто-зеленому туннелю три дня. Глядя вдаль, трудно было отличить, где кончается зеленая вода и где начинается зеленый свод над ней. Ничто не нарушало глубокого покоя этой реки, следов человека здесь не было».

Как запомнились дивные строки! Как помогали в самые тяжелые времена! Как уводили в Страну Чудес, какие картины вызывал в воображении!
Поистине, такая картина не может существовать в реальном, даже тропическом, лесу. Она может только пригрезиться...

Пришлось отказаться от намерения поехать на биостанцию после зачета. Надо все-таки отдохнуть. Гурген Сарбазович отправляется в общежитие, в свою комнату, предвкушая, как он придет и ляжет. И не встанет до завтрашнего вечера... Какая тяжелая погода, как тяжело идти. Он будет спать и видеть во сне дивные чащи, дивных птиц...

Да у меня жар, - вдруг соображает ученый.