February 18th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

Из чащи за железной дорогой – заброшенной веткой, которая не так давно поддерживала связь конструкторского бюро с городом и миром – доносится странный протяжный стон... длится... умолк... повторяется...
Профессор Асланян без всяких затруднений спускается по стволу и с кочки на кочку выбирается на сухое место. Что там случилось?! С кем?
Но, прежде чем выйти на рельсы, вспоминает: лоси же! Гон! Об этом и говорили же, только он раньше не слышал этого мучительного звука. Да, страсть-страданье...
До вечера можно дойти до трамвайной остановки и вернуться. Он вынужден вернуться в лабораторию, загородить лаз, потом выйти из единственной двери на глазах часового, тщательно запереть замок, попрощаться с Федором (предъявив пропуск! Бдительность прежде всего!), выйти на Ярославское шоссе, ждать автобуса. На биостанцию, пожалуй, будет поздно. Но раз так получилось, раз он на этой стороне...


Вот и бедный страдалец. Простонал – и оглядывается: не бежит ли кто? Дожидайся, как же. Говорят, в эту пору лоси опасны, и лосихи тоже. Лучше по шпалам пройти подальше, а там должна же быть тропка к просеке.
Тропка находится, но не сразу. Просека заброшена, но вполне проходима. По ней на восток... почва пружинит под ногами. Осенняя свежесть... В лабораторию Асланян надевает костюм похуже, в новом (относительно, из комиссионки) читает лекции. На биостанции на нем то один, то другой. Кого сейчас удивят слегка протертые локти и растянутые коленки? У старика-то? Да и кто его тут увидит?
Вдруг сам он видит впереди человека. Женщину. Молодую. Как грациозно перешагнула через поваленный ствол. Не поздно еще остановиться, подождать немного и ретироваться к рельсам и стене... потому что это...


- Зоя! Зоя Викторовна! – окликает профессор. Женщина оглядывается, останавливается, поджидает его.
- Как вы здесь оказались? – спрашивают одновременно.
- Сотрудницу иду проведать, - улыбается Зоя. – С работы отпустили раньше. Она заболела. Там живет, в Метрогородке у Черкизовского завода. Комнату там снимает.
- Я провожу вас, можно?
Они идут вместе.
- Стыдно рассказывать, почему я здесь, - говорит ученый. – Озорство. Играл в Тома Сойера, наверно. Проверял, можно ли оттуда сбежать в случае чего. Вы уж меня не выдавайте. Вернусь тем же путем и выйду законно, через пост.
- Зачем же вы тогда со мной...
- О, спешить некуда.
Идут вместе. Дорога не такая, чтобы взять даму под руку, но можно время от времени помочь обойти лужу или перелезть через корягу. Идут и молчат.
- Зоя, - говорит он неожиданно, глядя перед собой, - если у вас нет кого-то... может быть, вы захотите стать моей женой?
Она резко останавливается, смотрит на него снизу вверх. Кажется, она немного побледнела.
- Простите меня, - говорит он, - это очень серьезно. Я... я не знаю. Это не из-за мальчишек... просто я тогда не знал бы, что вы самая лучшая в мире. У меня вообще-то ничего нет. И я, наверно, никого никогда...
- Гурген Сарбазович, - говорит молодая женщина. – Я давно вас люблю.