February 15th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

Неразрешимая задача – это хорошо. Горячит кровь. Это как игра. Гурген Сарбазович играет, что он аббат Фариа. Требуется вызволить узника замка Иф. Двух узников: большого и маленького. Единственный выход из темницы – небольшая железная дверь. У аббата есть ключ от этой двери, но дверь под постоянным бдительным наблюдением стража. Напоить Васю или Федю сонным зельем не удастся: часовым категорически запрещено брать что-либо от посторонних, даже папиросу. Что же, рыть подземный ход? В бетоне?

Какой интересный сайт нашелся, про наши места, Белокаменную, про загадочные воинские части, одноколейные ветки никуда, склады и поселки! Люди изучали 12 лет назад места, в которых мы бродили и тогда, и раньше, и позже! Фото иногда просто совпадают. Но мы видели дачные домики, от которых им остались пара заборов. Тогда там еще жили. Яблони были, малинники... Заброшенные склады и сейчас такие, только больше разрисованы.

Профессор представляет себе помещение бывшего склада. Его теперешний кабинет с якобы бездействующим аппаратом, агрегатом или называйте как угодно, примыкает к нескольким кабинетам, лабораториям и цехам все в том же комплексе заброшенных складов. Они пустуют или забиты оставленными орудиями и средствами производства. Большинство помещений соединяются между собой последовательно, параллельно, или так и так, одноэтажные, но не все. Очевидно, из «его лаборатории» есть вход в цеха – не через узкую же дверь со двора доставляли компоненты машины времени? Надо пробраться сквозь лабиринт к тыльной стороне, выходящей в лес... говорят, она давно не охраняется. Обойти, проверить еще раз. Когда-то весь комплекс обнесли колючей проволокой и провели сигнализацию, когда искали мальчишек, все обновили и укрепили..
В одной стене дверь. В пустой стене под углом к двери – крохотное отверстие под бетонной плитой - потолком. Можно, например, просунуть руку с платком и призывать на помощь. Здесь однажды ласточка свила гнездо.
Две, в том числе противоположная, заняты стеллажами и заставлены электрическими батареями, схемами ламповых приемников, часто гигантского размера, листами меди и цинка, контейнерами из-под редких и радиоактивных металлов, газовыми баллонами из-под аргона, вакуумными насосами, трубами, трубками и мотками проволоки всех мыслимых сечений... по ту сторону стены, видимо, то же самое, но калибром побольше.

Ученый исследует стеллажи напротив двери и сразу обнаруживает за средним, самым широким, безобразную стенку из горбылей с набитой кое-где фанерой. Освобождает нижние полки примерно до уровня груди. Отыскивает клещи, молоток, отрывает кусок фанеры, осторожно светит в темную дыру фонариком, убавив свет.
Фонарик оказался не нужен. Где-то там были окна. Профессор пролез между железными стойками и полками вперед ногами, зажмурившись, втянул плечи и голову, и открыл глаза...
Давно ли – совсем недавно, здесь кипела мысль, бились сердца, здесь готовили покорение космоса?...