February 7th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

Мальчишки пьют какао, с сахаром и молоком — с сухим молоком (было тогда очень хорошее, из какой-нб страны СЭВ, с ним делали трюфели не хуже магазинных). Из припасов профессора. Их держат в большой жестяной банке, придавленной камнями на дне маленького водоема под источником. Потому что в таком климате и сухое молоко скиснет.
Наслаждаются. Отдыхают. Ни с того, ни с сего начинают смеяться, ни о чем, вспоминают пустяки, хохочут, что-то сочиняют, что кажется в этот момент страшно остроумным. Вдруг Карик начинает плакать.
- Ты что?
- Мне ее жалко... это их мама первая прибежала, и она наверно умерла.
- Мы от нее и на дерево полезли, ты забыл? Она сама могла напасть.
- Ну да... а все равно. Ладно, я не буду.
Старший берет его за руку.
- Вальк, - говорит, немного успокоившись, Карик, - у тебя был когда-нб брат?
- Был, - не сразу отвечает Валентин, - были, там, у казахов. И братья были, и братишка.
- Как это?
- У казахов — разница. Старший брат - ага, младший — ини. Вот если бы мы были братья, ты был бы мой иним, мын иним, а я твой агам. Хочешь, я буду звать тебя ини?
- Ага. То-есть да. Ты будешь мой ага?
- Агам — когда ты обо мне говоришь, а когда зовешь — ага. Брат.
- А я братишка...
Оба смеются.


В это же время в Москве, по московскому времени — потому что профессор оставил им свои часы, велел не забывать заводить, чтобы хоть как-то договариваться о встречах. Календарь они тоже ведут в тетрадке, он сверяет, как и часы. Время суток, кажется, не совсем совпадает; полдень на полдень не приходится, наверно, за счет того, что вблизи экватора оно равномернее. Времена года здесь и совсем не меняются.
Так вот, перед концом рабочего дня в здании лаборатории (в «конторе») появляется профессор Асланян. На биостанции оживление, туда-сюда ходят мужчины, одетые по-охотничьи. Одни вернулись, другие собираются. У кого-то фотоаппарат. Ну как же. У лосей гон. Надо наблюдать. Погода отличная.
В рабочем кабинете Зоя Викторовна и младший зоолог Марфа Зиновьевна (жизнерадостная старушка) заканчивают работу, готовятся к завтрашней. Пожилая лаборантка поливает цветы.
- Милые дамы, - торжественно провозглашает Гурген Сарбазович, - смею ли я пригласить вас выпить со мной чаю? (боже, как я смешон, думает он при этом). В одной руке у него старый, плотно набитый портфель, в другой — картонная коробочка. Пирожные из Столешникова...