January 28th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

«Забирать надо ребят, забирать...»
Ученый-ботаник мало что знает о животном мире эоцена (раннего, не забудьте!)
Я тоже, но могу узнать больше, хотя бы из книжек анф, и сайты есть специальные. А уж картинки! Профессор в своих экскурсиях не сталкивался с опасными хищниками, а Юрковского и Дауге об этом как-то не спрашивал. Кажется, главное, что им угрожало постоянно — голодная смерть.

Эоцен — царство птиц и млекопитающих, это всем известно. Первоначально, кажется, все зверушки были травоядные. Протозайцы и грызуны процветали в Центральной Азии. Первые приматы завелись еще в мелу! А вот гиганты, занявшие некоторые ниши динозавров, болота и берега озер, исчезли, не оставив потомства. Самые большие вообще жили в Америке, очень похожие на бегемотов и носорогов, с фантастическими выростами на морде (половой диморфизм небось). У них были копыта или копытца на пальцах, ели они траву, плоды, моллюсков, червей и всякую всячину.

бегемотик 2
Кое-кто из не самых крупных копытных приспособился кормиться на трупах животных. Мощные челюсти и здоровенные клыки, чтобы разгрызать корни, орехи, твердые плоды, пригодились и для толстых шкур, костей и черепов. Были ли они активными хищниками? Вроде бы ноги короткие... ну вот, скажем, кабан; он сожрет гнездо зайчат, если на него наткнется, но охота на зайца — это не для него.

Тот зверь, которого видели Карик и Валька, был Продиноцерас, найденный в Монголии. У него тоже были копытца. Мы принимаем, что в раннем эоцене Больших Гигантов не было, они появятся позже. Вроде Индрикотерия, 5м в холке и 20т весом. Тогда же появятся жуткие хищники гиенодоны с огромной головой. И между прочим изящные парнокопытные, безрогие предки рогатых и жвачных оленей.

Мелкие предки тапиров, лофиатесы, и лошадей — гиракотерии — паслись в мягких прибрежных зарослях. Они сохранили большую часть пальчиков, чтобы ступать по мягкой почве. Конечно, они были шустрые, хорошо прыгали, но вряд ли могли долго быстро бежать, как наши кони.

Герои наши сохнут на каменном выступе. Гость из будущего разворачивает дары — неизменные бутерброды с колбасой, коробочки с творожными сырками и рубашки, побольше и поменьше. Рубашки тронули детей гораздо меньше, чем его самого, они уже привыкли так. Зато ванильная сырковая масса привела их в экстаз. Никогда такой роскоши не пробовали; а запах ванили, как известно, затрагивает какие-то нежные душевные струны...