January 24th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

Эту лекцию профессор прочитал первокурсникам в Тимирязевке.
Исключая внутренние монологи.

Семейство бобовых включает Рожковое дерево (Ceratōnia silīqua), прирученное в Средиземноморье, у колыбели, так сказать, цивилизаций — египетской, ассирийской, античной. Не очень высокое, но раскидистое, удобное для садоводства. Еще называлось «Цареградский боб». Листья похожи на листья акаций, плотные, цветы неприметные. Плоды, т. е. бобы, стручки, довольно длинные и закрученные, как рóжки. Семена погружены в сладкую сочную мякоть. Греческие и египетские дети грызли их целиком.

Наибольшее распространение в палеогене получили такие растения кайнозойской эры, как древовидные папоротниковые, всевозможные сандаловые, банановые и хлебные деревья. Ближе к экватору произрастали каштановые, лавровые, дубовые, секвойи, араукарии, кипарисовые, миртовые. В первый период кайнозоя густая растительность была распространена и далеко за пределами полярных кругов. В основном это были смешанные леса, но преобладали тут именно хвойные и листопадные широколиственные растения, процветанию которых полярные ночи не представляли совершенно никакой преграды. О бобовых третичного периода палеоботаника ничего, кажется, не говорит. Не поискать ли в эоцене рожковое дерево? Нет, не стоит: нарвешься на какю-нб физостигму... У кого только не было ядовитых предков!
Мне бы не флору экзотическую искать, а подготовить Вальку с Кариком к возвращению в... нормальную жизнь? или какую? Теперь есть надежда, что как-то устроится...
Странно, эта мысль кажется ботанику горькой... он привык... привык, что у него есть семья! Что он спешит к семье! Рубашечки им отнести...Что за бред!
Луто-луто-лутонюшка, выплынь, выплынь на бережок, я тебе творожку принесла и рубашечку на передевочку...
Да, творожку. Надо купить. Или, лучше, творожные сырки ванильные, по два, в плетеной коробочке. Две коробочки.
Как она узнала? Что она вообще знает?

В книге «Письмо греческого мальчика» - замечательная книга, если не читали, возьмите в библиотеке, или я вам достану. В письме мальчик упрекает отцу, что тот из дальней поездки прислал ему в подарок — рожки! Тоже, подарок называется! Рожки, видно были скромным лакомством для небогатых.
По широте распространения и разнообразию форм, бобовые (мотыльковые) должны были возникнуть давно. Приспособились они к любым условиям, холода не боятся, пустыня им нипочем...
Стоит ли рассказывать детям про зернышки бобового дерева – караты, и бриллианты? Пожалуй, можно: «вот так разлагалось дворянство». Зайти на геофак, взять в библиотеке Неймайра.


Про чечевичную похлебку красного цвета? Надо подумать. У нас во Владимирке замечательный был библеист. Он и про «рожки» рассказал, которыми кормили свиней, а блудный сын хотел напитать ими чрево свое, но никто ему не давал. А пожалуй, можно и рассказать...
Из плодов (стручков) рожкового дерева выжимали сладкий сок, его пили как морс или оставляли бродить, получалось что-то слабоалкогольное, освежающее. Жмых скармливали свиньям. Свиньи паслись целый день на подножном корму, вечером их загоняли в хлев, и хозяин выносил им корыто с объедками и выжимками, а наемный пастух стоял и глотал слюнки. Наемник, видите ли, был хуже раба: раб-то свой.
Для послевоенных ребят жмых - лакомство, особенно подсолнечный...
Афтар

АКТУАЛЬНОЕ

Кайфовое занятие — зимой сочинять про тропики, смотреть картинки про тропики, читать о тропиках! Когда-то я в холодное пасмурное время перечитывала «Королей и капусту» - кто-нб еще помнит эту книгу? Там тепло, и даже важные дамы идут на рынок босиком... Романтичная, уютная, добрая книга, и какие занятные истории. Потом Грэм Грин и Маркесы-Борхесы кайф поломали. Если вспомнить, там тоже янки прокрутили государственный переворот - «надо же нам было скинуть эти два цента за (тонну или гроздь) бананов. Жалко, что наши неупоминаемые неуважаемые не читают классики, а то бы они поостереглись вкладываться в нефтябанановые плантации великой республики Кам...Гватемалы.
Да, вот читала-читала, а когда попался в одной книжке персонаж под ником «Профессор Анчурийский», начала перебирать старую фантастику — планета, что ли, какая? Пока не вспомнился уникальный «военно-морской флаг Анчурии». Умел О'Генри слезу вышибать...
Может, вышить такой флаг...
china

О ПРЕКРАСНОМ

«Профессор Анчурийский» — один из героев, вернее одна из героинь необычной книги. К подошел бы эпиграф «Баллада о дамах былых времен», или «Минувших лет безумное веселье».
Ее написала Евгения Александровна Благинина (1903-1989), поэтесса, детская писательница, переводчик, редактор детских журналов «Мурзилка» и «Затейник». Её стихи для детей переиздают и сейчас. Многие наши знакомые знали ее, вспоминали с любовью. Она была замужем за поэтом Оболдуевым, намного его пережила.
Книжечка вышла в 2003 году в Орле тиражом 500. Нам ее дала почитать старая знакомая, которая...

Название «Бульвар Новинский, номер шесть» - строчка из шуточной поэмы (очень большой), написанной к новому 1933 году.

Книга и состоит в основном из пародийных стихов и песен, пьес, докладов, лекций «профессора Анчурийского», Муси Поступальской. Из воспоминаний об уморительно веселых встречах, новых годах, рожденьях, именинах молодых, талантливых, красивых, счастливых, нищих и бездомных людей в те самые годы. В основном это были выпускники Брюсовского литературного института, потом к ним присоединились другие, актеры, художники. «Встречаться, в сущности, было негде, ибо все жили по таким страшным закуткам, что даже удивительно... тащили с собой кто что мог — чёрный хлеб, луковицу, соленые помидоры». Водка, наверно, была доступней еды... А хотелось петь, плясать, представлять шарады... в коммуналке не покричишь, и «детский крик на лужайке» превратился в «детский писк», а сами участники - «пискаторы»...
И судьба за их веселье послала пискаторам небывалую, роскошную квартиру, почти как в «Мастере и Маргарите»... «Просторная, отдельная (подумать только — три комнаты!), с сияющим паркетом, в гравюрах, коврах, фарфоре. По адресу Новинский бульвар дом 6.
В этой квартире мы когда-то бывали, правда без гравюр и в одной комнате.
Тогда в квартире жили Константин Блёклов и Екатерина Терентьевна Беклешова, замечательная красавица, художница, автор-изобретатель совершенно необычайных театральных кукол, когда-то забытая, сейчас многим интересная и известная.
Почему-то про нее нет статьи в википедии. Я думала, есть.
Представьте, не богемная жена, а партийный босс принимает у себя бешеную орду, угощает (закрытый распределитель, боны в торгсин), и представляет хозяйке, вернувшейся из заграничной поездки. И начинается дружба на всю жизнь.
Книга посвящена «Кате Беклешовой».
Тексты лекций, пьес, панегириков, частушек и поэм, что уцелело, что удалось найти, Благинина (Благиша) собрала в конце 60-х, переписала, снабдила примечаниями ко дню именин Е.Т., 7 декабря 1972 года.

То, что смешило до колик в свое время и среди своих, нам просто интересно и любопытно, но...

«Тот , кто с нами за ужин садится,
Пусть бокалы наполнит вином,
Пусть песней насладится,
Пусть к жизни возродится,
Зажжется боевым огнем.

...эту песню пели на встрече 38 года, в котором кончилось наше счастье. Ранней весной ушел Костя — его поглотили круги дантова ада... Там же должна была пропасть и Катя, но ее выручила Пешкова Е.П., царство ей небесное...» Елена Благинина
Книгу нам дала почитать Инна Шустова, которую пригрели в самые тяжелые для всех годы уцелевшие «пискаторы». О ее воспоминаниях, книге «Тень дыма», кажется, я писала.