January 17th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

Вот что сообщает википедия о человеке, с которым хотел бы посоветоваться профессор Асланян (сокращенный конспект):
Криштофович, Африкан Николаевич (1885 — 1953) — выдающийся ученый, неутомимый исследователь. Еще в начале XX века, пока страна развлекалась поисками своего исторического пути, он успел съездить в Египет, Японию, Австралию, Германию, Францию, Венгрию, Италию, Норвегию, Англию, поискал остатки древней флоры на территории Украины, Молдавии, Крыма, читал курс палеоботаники, публиковал научные статьи.

В 1914 году, когда весь мир взбесился, изучал геологию в Сибири, Приамурье, на Сахалине, читал курс палеоботаники в Дальневосточном университете во Владивостоке. С американским палеонтологом Р. Дикерсоном отправился на Филиппинские острова, где заложил основы стратиграфии мезозойских и третичных отложений Сибири и Дальнего Востока, фитогеографии, палеогеографии, открыл месторождение нефти на Сахалине, нашел скелет динозавра, который теперь хранится в музее Санкт-Петербурга, решил ряд теоретических проблем происхождения современной растительности.

Collapse )
А. Н. Криштофович скоропостижно скончался 8 ноября 1953 года, в день своего 68-летия, в Ленинграде. Был похоронен на Серафимовском кладбище, вблизи Храма Серафима Саровского.

Так что не повидаться с ним нашему профессору. Пока он беседует со своими питомцами под сенью развесистого древа.
- Почему племена людей, обитающие в настоящих тропических лесах, прозябают в отсталости? Почему не создали сколь ни на есть приличной цивилизации? Не изобрели письменности, арифметики, астрономии? Потому что в этих местах совершенно невозможно сохранить пищу. Создать хоть маленький запас, обеспечить себя на несколько дней, погулять, посмотреть, что там за поворотом реки, просто подумать. Им приходилось все время добывать еду. Вчера мы набрели на хлебное дерево, сорвали плод, испекли и съели. Если у нас что-то осталось, через час это съедят муравьи. Если мы завернем остатки в листья, закопаем в землю или подвесим на дереве, какие-то другие насекомые, или землеройки, или птицы, все равно кто-то доберется. А до чего не доберутся, сгниет на такой жаре. Сегодня мы едим чудесные плоды растения из семейства Анноновых, наперегонки с местными птицами и зверушками. Но одними сладостями не проживешь, правда? У моря можно ловить рыбу, крабов — но это какой переход!

анноновые
Получается: обед сегодня, десерт завтра. А чай на чистой воде был вчера...
- Воду мы же принесли с собой...
- Можно набрать плодов и взять с собой на ужин. Только у них шкура вонючая.
- Вот так и жители тропических лесов: они все время что-то с собой таскали. Что-то вроде фляжек для воды они научились делать довольно быстро, авоськи тоже плели. Но проблема в целом не решалась.
Здесь нельзя, скажем, сушить рыбу, как делают у нас чукчи и каряки. Или оленье мясо, как якуты. Как только мы убили, допустим, крокодила, мы должны его съесть самое большее за два дня.
- А мы можем убить крокодила?
- Разве что маленького, и если он будет один... Да, можно попробовать привязать нож к длинной палке, получится копье. Но вообще крокодилы весьма ловкие и прыткие, лучше пока подождать с охотой, вообще лучше не встречаться.
- Но мы можем взять и пойти куда-нб дальше. Запасти на один день и идти, пока не найдем другие деревья, другой ручей?
- Мы можем, могли бы, если бы мне не нужно было возвращаться, читать лекции, принимать экзамены, зачеты. А им было сложнее: в другой хлебной роще обитало другое племя, и делиться ни с кем они не собирались. Да, представьте: лес кажется огромным, но все источники пищи в нем сосчитаны. И у людей, и у зверей. Количество еды на одном участке не меняется, значит, количество зверей (или людей) на нем тоже не меняется. Племя не может расширяться. Разве что они нападут на соседнее племя...
- И тогда что?
- Как сложится, кто кого одолеет. Кого одолеют, того, э-э... съедят. Человек — тоже источник необходимых белков. Но людоедство... э-э... тоже препятствует прогрессу, развитию ума.
- Почему?
- Как-то так в жизни выходит...