January 15th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

С Новым годом, старым счастьем!
Чистый кайф делать картиночки с молодым древним морем, молодыми древними деревьями, вечным небом и забавными предками знакомых животных. Как будто там немножко поживешь. Но хотелось бы все-таки хоть относительной, минимальной достоверности. Только где её взять? Листаю толстый том Жизни Растений, книга 5(1). Цветковые, магнолииды, двудольные и все такое. Выбираю, про кого написано: реликт третичной эпохи (бывают и реликты мела!). Если они хорошо выглядят и у них съедобные плоды — мне же своих героев кормить надо — смотрю, где они обитали. Если в Старом Свете, в Азии, отлично. Пусть сейчас их потомки сохранились только в Приморье и в Северном Китае, когда-то они шумели, цвели и приносили плоды чуть не до полярного круга и до Урала. Правда, не совсем они, а их предки, и не обязательно у древнего Хлебного дерева были такие огромные (и вообще съедобные) плоды. Тогдашние приматы, лемуры, были совсем на нас не похожи. Или мы на них — правда, они все равно боковая ветвь.

эоцен птицы
В Новом Свете не все неприемлемо. То, что в Южной Америке — совершенно особый мир, как в Австралии. Северная соединялась напрямую и надолго с Азией, Сибирью в единую бореальную область. Но я стараюсь все-таки держаться своих. Проще всего с лотосами. Есть еще удивительное реликтовое эндемичное водное растение — Эвриала устрашающая, Euryale ferox, почище Виктории-регии. Их можно вставлять в любой пейзаж с болотом или озером.
Самое забавное, что стоит откопать какое-нб немыслимое растение и запросить яндекс, тут же буквально спрашивают, когда и куда доставить (чем поливать и с чем есть, объяснят по пути). Например, Декенея замечательная (Decaisnea insignis) – предмет увлечения любителей-садоводов. Правда, разводят у нас другой вид, он тоже съедобный.

С птицами еще сложнее. Ладно, деревья не очень друг от друга отличаются, у нас тоже не каждый издали клен отличит от ясеня, пока не увидит листьев. Птиц мы узнаем лучше. Вот, скажем, в эоцене сформировался отряд гусеобразных, а в нем подсемейства утиных, гусиных (гуси-лебеди), а еще казарки и какие-то гуси полулапчатые; отряд «голенастых», журавли, цапли, аисты, ибисы — а фламинго вообще отдельный отряд. И все они, конечно, выглядели иначе...
Я нарочно выбрала ни на кого не похожую птицу. Кажется, это Молотоглав, эндемик не помню где.

Недаром Гурген Сарбазович мечтает встретиться и посоветоваться с Африканом Николаевичем Криштофовичем, лучшим палеоботаником своего времени. Но он в Ленинграде. Пожалуй, выбрать время зайти на геофак, в музей. С палеонтологом поговорить...

А я сейчас еду в Универ на геофак с дочерью и внучкой. В библиотеку, можем и в музей зайти. Фотоаппарат возьму.