January 13th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

Последнее, что сказал ученый друзьям: «Если мы ничего не сможем сделать, я уйду к ним навсегда».
Можно было придумать, как устроить судьбу детей. Создать легенду: дескать, они пробрались на железную дорогу, туда-сюда, товарные, на крыше вагона, «свисток-гудок, лезь на ось», побирались, пели по вагонам, доехали до Крыма (потому такие загорелые), бродяжничали, захотели вернуться, написали письмо хорошему воспитателю (найдем такого, не может не быть), он им помог вернуться, дальше что-то сообразим...
- Младшего я бы усыновил, - говорит профессор. - Мне квартиру обещали. Старшему училище найду, он способный. Хоть у моих агротехников.
Кстати, с детдомом разбираются. Директор уволен со скандалом, может пойти под суд, и не один. Детей пока разделили, младших забрали в другой приют. Хорошо бы им чем-нб помочь, старшим тоже. Не все они шпана.

на берегу
Но как вытащить беглецов из экспериментального цеха? Доисторические времена, туда и обратно — это пожалуйста. А из руин заброшенных складов, кажется, свыше сил человеческих. Охрану усилили, все обыскали, во все щели заглянули и что нашли, замуровали. Тот лаз, в который, казалось, кот не пролезет, а два беглых беспризорника протиснулись — не обнаружили, но забили. На плоской крыше круглого кирпичного объекта спилили березы и установили пост. Свою проходную охраняют те же молодцы с автоматами, но они подтянулись.
Гурген Сарбазович принял меры, чтобы успокоить совесть подневольного человека и не зависеть от его доброго расположения. Дождавшись, когда Федор стоял на карауле, он уговорил его (это было не так просто) зайти на несколько шагов в охраняемую территорию и показал две-три разодранные измятые папиросины «Север» и клочки бумажной пачки... белки, товарищ Федор, твою заначку распотрошили!

Обувь нужна... где сейчас можно купить детскую обувь? Или ее выдают по ордерам, как во время войны? Сандалии. Как он придет в магазин — новый Детский мир, говорят, открылся, слышал на биостанции. Очень странно будет смотреться. Размеры я не знаю, ни одной женщины нет, кому довериться. Что взять? Инструмент... любой пригодится. Ножницы, молоток — орехи колоть. Поведу их в рощу Карии. Нет, сначала хлебное дерево, оно ближе — или аннона, тоже недалеко. Самый сезон. Да, удочки с крючками; где их только взять? Кажется, Дауге увлекается.

О предстоящей экскурсии профессор думает с наслаждением. Он берет еще пачку бумаги для гербариев и расправилку для насекомых. Уйти в самом деле навсегда, к черту, пусть никто этого никогда не узнает... эх, вот бы пригласить к себе туда Криштофовича. Нет, он бы с ума сошел. Я-то сам еще в своем уме?