January 12th, 2019

ботаник

БОТАНИКА

В тот день и потом вечер, и часть ночи, двое друзей долго еще ходили по Москве. Асланян ушел готовиться к визиту в эоцен, а они бродили вокруг Кремля, по саду вдоль набережной, дальше до Парка Культуры, по мосту, до Воробьевых гор, поднялись наверх к стройке Университета. Казалось, что прогулочный водный трамвайчик еще ходит, они вернулись в центр и еще бродили по Горького, по бульварам...
После сообщения о детях, спрятанных за толщей тысячелетий, они вдруг вспомнили все пережитое там. Не как экстремальную экспедицию, а как реальный ужас. Чувство невозвратности, полной потерянности. При этом муки голода и одновременно почти непрерывные желудочные боли. Одуряющая жара днем и тяжелая духота ночью, и невозможность заснуть из-за насекомых... они пробовали, по примеру животных, вымазываться илом или глиной, помогало ненадолго, потом корка засыхала и отваливалась. Вода из медленных речек, очевидно негодная для питья — а что поделаешь...
- Помнишь крокодилов?
Как не помнить. Они обходили большое озеро. Оказались на узком перешейке между озером и болотом и наткнулись в камышах на семью крокодилов... крокодилы, кажется, тоже испугались, но они-то бросились в родную стихию, а люди оказались по колено в зарослях каких-то огромных листьев и не сразу решили, в какую сторону выбираться. Кажется решили правильно.
эоцен птица 2
- А птичка?
Они выбрались на небольшую возвышенность, на твердую почву. Здесь не было сплошной стены кустов и лиан, колонны деревьев устремлялись куда-то ввысь, между ними можно было спокойно прогуливаться. Вскоре они увидели одного любителя прогулок. Птица была выше любого человека, с огромной головой, клювом, как чрезмерно толстая кирка. Гордо, размеренным шагом сверх-страус прошествовал мимо, не скосив глаза в их сторону.
- Королю сказать придется...
Да. это в любом случае. Только с его помощью можно попробовать вызволить ребят, как-то пристроить, замять эту опасную историю. И дело даже не в этом. Как бы дело не обернулось, Королев в ответе за все. У него есть связи в самых неожиданных кругах. Его уважают большие ученые и крупные негодяи во власти. Но его Дамоклов меч тяжелее и острее других, и волосок тоньше...
- Только бы они в лес не забрались, или в мангры. На берегу можно жить.
Как они рвались к морю! Как те древние греки, про которых они не читали. Кто из них первый завопил: МОРЕ! - увидев над вершинами полоску чуть темнее неба, теперь не вспомнишь, но они орали и, кажется, плакали...
А грозы? Сокрушительные, ослепительные, грохочущие без перерыва хоть на миг, масса воды, вбивающая в землю... зато потом они пили чистую воду из луж, пили взахлеб, озонную, электрическую, бодрящую. Небесная вода смывала с них липкую грязь, очищала воспаленные ссадины и царапины. Второй дождь проливался с веток и листьев...
- Проф так им и велел, не уходить от моря. Далеко не уходить. И спички у них есть.