December 28th, 2018

ботаник

БОТАНИКА

Гурген Сарбазович мысленно уже там, где тепло и нет совсем людей, где ему предстоит увидеть волшебный цветок. Вдруг ему вспоминается стихотворение, слышанное от знаменитого китаиста во Владимирке:
А я так люблю один только лотос —
за то, что из грязи выходит, но ею отнюдь не замаран,
и, чистой рябью омытый, капризных причуд он не знает.
Лотос — он среди цветов — рыцарь чести, благородный человек...


- Не могу! Нельзя! Не разрешено! - кажется, это часовой, как его...?
- Милиция! Открой, мы только войдем и уйдем! Сбежали...
- Нельзя! Секретный объект особого назначения! Идите в комендатуру!
- Да что мы сделаем твоему объекту? Открой, живо! Они здесь!
- Вы что? Нельзя!
Спокойный голос с той стороны: обойдем, пройдем по крышам, тут целый город, я знаю. Пошли...
Часовой: Стрелять буду! Приказ! Государственная тайна!
Вот некстати... Что делать? Войти внутрь, затвориться?...
Какое-то движение. Профессор быстро оглядывается. Рядом с дверью прижались к стене два мальчика — или два подростка? Тощие, грязные и страшно напуганные.
- Дяденька, - шепчет младший.
- Товарищ, - сипит простуженно тот, что повыше, - спрячьте нас, пожалуйста... Мы из детдома сбежали.

Вот! Это был бы роман, если бы я смогла его написать. Но, как сказано: рассчитывай силы свои. Он мне, можно сказать, приснился. Называется «Приключения Карика и Вальки.

Мальчишки — военные сироты. Валентин, старший, из немцев Поволжья, депортированных в Казахстан. Ему 14. «Карик», Карен, лет 10—12, черноглазый, сам не знает, из какого он народа. Ясно, что с Кавказа. Родился он уже в степи, там же и осиротел, сначала его берегли какие-то родственники, потом их погнали дальше, каким-то образом ребенок остался у кочевых казахов. Может быть, просто подобрали брошенного. Валентина усыновила другая казахская семья, хорошая семья, почти зажиточная. Растили его, как сына, всему учили, что нужно знать казаху. Он и родной язык немного помнил. А потом что-то произошло... Карик побывал в русской семье (казачьей), его и в школу отдали. Вдруг начали проверять семьи, детей, кто-то кого-то искал, сирот собрали в детприемники, то объединяли, то делили — и в результате Карик и Валька поехали в Москву в одном вагоне. Привезли их сначала в какой-то огромный дом, потом распределили по разным. И попали они в Детский дом имени, э... Летчика Бабушкина. На Лосиноостровской улице. Не знаю, был ли там детдом; эта улица была застроена дачами. Но мог быть, на том месте, где сейчас Пансионат для стариков. Многоэтажный.