December 1st, 2018

china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Запад и Восток встретились в сложную и грозную эпоху. Наши путники отправились из столицы императора-захватчика Хубилая, основателя династии Юань. Кажется, китайцы её не очень любят, как позже не любили маньчжурскую, последнюю. Их право!
Совсем не такие люди...

Ученый и степной воин; фея и сбивательница кумыса... Из книги Сычевых "Китайский костюм"

Родной брат Хубилая, Хулагу, царил в Иране и передней Азии, с ним и его наследником паломники общались, получали от них ярлыки, «пайцзы», вьючных животных и поручения к царям Запада.
Оба великих хана - сыновья младшего сына Чингиз-хана – Толуя и прекрасной мудрой Сорхахтани, христианки-несторианки. Современники называли ее «мудрейшей из женщин».
У китайцев, у самых правоверных конфуцианцев, просто-таки на первом месте было поклонение предкам. Еще задолго до Конфуция, от предков, тэнгрианцев с шаманами-жрецами. Но особо замечательные личности могли прославиться в более широком кругу, в общине, в племени, превратиться в государственных героев, потом стать божествами того или иного ранга...

Вот тут вопрос. Юани «обожествили» выдающихся женщин своей семьи – конечно, великую Бортэ, супругу Чингиз-хана, как достойнейшую жену. Затем – мать Хубилая и Хулагу Сорхахтани, и кажется жену Хулагу Докуз-хатун. Обе христианки. После свержения Юаней их оставили общекитайском пантеоне? Они и сейчас там, молятся за китайцев?

Сын Хулагу, Абага, тоже покровитель наших паломников, вообще был женат на дочери византийского императора Михаила Палеолога Марии Деспине...