August 2nd, 2018

ботаник

БОТАНИКА

Нет, не потерялся след профессора Асланяна!
В тот счастливый миг, когда он увлеченно повествовал сокамерникам о удивительных мхах порядка Дикрановых (Dicranales), состоящее из 8 семейств, 87 родов, 1500 видов, загремел замок и прозвучало знаменательное: Асланян, на выход! С вещами!
Не будем пытаться представить себе состояние уходящего и остающихся...
Только поздно ночью кто-то вдруг произес тихо: а ведь этапа не было...
Да. Это не бессмысленный вихрь подхватил песчинку вместе с тысячей других и унес неизвестно куда и зачем — это совершалась личная, отдельная судьба отдельного ученого.
Несколько дней все молчали. Философ-историк (Даниил Андреев) погрузился в глубокую меланхолию, в созерцание исторических эонов, в иные мечты... Другой же интеллектуал, лингвист, сангвиник и потому «быстрый разумом», выждав какое-то время, стал жаловаться на припадки удушья, боли в позвоночнике, бессонницу и воду в колене. И настоял на медосмотре. И главврач Юлиан Семенович, посреди «ну что там у нас», «посмотрим, посмотрим», «да-а, батенька» - сумел передать, что профессора и еще двух биологов срочно отправили в Москву. Там, похоже, что-то назревает...
Да. Идея биологического оружия, не очень, прямо скажем, новая и оригинальная, вдруг ожила, запросилась на травку, и ученых подходящих специальностей собрали вместе для обновления проекта. Вот не знаю только, где будет лаборатория, а позже институт — в Москве или скажем в Свердловске? Или в Томске? Может оставим их в Москве, будет это начало Института Природных Соединений, он образуется окончательно к 59 году. Там мои однокурсники будут работать.


Гурген Сарбазович доехал до Москвы в нормальном пассажирском вагоне, с охраной в штатском. По намекам и оговоркам понял, или надеется, что правильно угадал, что работать будет по специальности. А там, глядишь... Нет, он еще издаст «Занимательное Моховедение»!