July 9th, 2018

фантастика

Чистая Фантастика!

Абсурд. Бессмыслица. Это хорошо. Шифровка.
Будь это личный дневника, жалобы на систему вперемежку с клеветой на нашу власть, пришлось бы выискивать хоть что-то существенное, какие-то намеки, нестыковки, закрытую информацию, дело кропотливое, нудное. А тут... можно бы подумать, что интеллигент от избытка ума заменил, как школьник в шпионской игре, буквы алфавита просто закорючками. Но, говорят, определенный алфавит здесь присутствует. Та-ак... Отдаем кодировщику, не знающему грузинского. Для первичного анализа. Что у них там? Скорее всего код моноалфавитный; для интеллигента предел. Впрочем, кто знает. Можно бы отдать прямо здесь, в Конторе, тут у них штат, если надо, и грузина подключат в нужный момент, но обидно выпускать дело из своих рук. Все-таки свой подчиненный...
Притом если окажется полная чушь, старик из ума выжил, просто отправим в корзину и забудем. С другой стороны, то чем занимается наш отдел, как говорят, сверхтайна, суперсекрет, и постороннему, пусть и сотруднику органов, знать совершенно незачем. Знаем, слышали, что с сотрудниками бывает, стоит им попасть за бугор... вдруг выясняется, чей же он «сотрудник». Нет-нет. У нас есть свой, сидит на шифровке документов из центра, заодно проверяет письма э-э подопечных. Что бы он ни накопал, наружу это не выйдет.


Погибший профессор Лордкипанидзе относился к ведомству элегантного собеседника. Его отдел занимался обработкой информации, поступавшей вот именно снаружи, особой информации, по особым предметам. Отдел майора должен был следить, чтобы никакая информация, никогда и ни о чем, ни в каком случае не просочилась наружу. Эта работа считалась наиболее важной и ценной. Хотя работа его коллеги казалась романтичней, и азартней, и предполагала поездки за рубеж, участие в международных мероприятиях и знание языков, она приносила гораздо меньше славы и влияния. Майор безусловно мог «попросить» коллегу перевести в свой отдел любого — или любых — участников научных разработок, которыми тот «руководил». Пока майор ничего не решил. Если из рукописи что-то интересное проглянет, тогда и поговорим о переводе... майор заглядывает в бумажку: «Юрковский В. Дауге Иоганн. Свешников П.»...
Пожалуйста, не смущайтесь! Это 1947 год! Все объясню!