May 18th, 2018

ботаник

БОТАНИКА

Орхидеи – аристократия растительного мира. Или богема... артистически-аристократическая, привычной аурой: красота, изысканность, чувственность, необычность, недоступность, пороки, извращения, наркотики, коварство, опасность («Странная орхидея», Конан Дойл, фильм «Адела еще не ужинала»)... И соблазн, готовность исследователей с риском для жизни проникать губительные пряные тропические заросли.


Правда, члены этого семейства обитают, как было сказано «на краю природы, на границе» наших печальных лесов, как скажем ятрышник, и нашей тундры, но там они влачат жалкую жизнь, почти не поднимаясь над землей, питаясь грибами, распуская ненадолго робкие цветочки... Впрочем, художники, музыканты и поэты тоже оказываются порой где-то в тундре, кому же это знать, как не нам, и стараются не попадать на глаза...


Кроме того, Орхидеи с их причудливыми партнерами, особыми осами, бражниками, даже какими-то летучими мышами, а главное, конечно, птичками, колибри – сокрушительный аргумент в споре креационистов с дарвинистами. Природа, говорят они, ни за какие миллионы лет не создаст такие сложные, неразрывно связанные друг с другом системы, которые в промежуточном состоянии, не доведенные до полной подгонки, работать не будут. А дарвинисты возражают: представьте себе Бога, который у себя в мастерской то ли лепит и раскрашивает, то ли вытачивает, то ли вышивает нечто столь нелепое и фактически нежизнеспособное, разве в самых узких пределах, и очень часто даже не то что некрасивое, а прямо уродливое (подберу потом картинки). И зачем? Чтобы некий поэт воскликнул в экстазе: Судите ж, сколь велик Творец! Разве нет у него для этого полярных сияний и звездного неба (и нравственного закона)? Право, как сказал кто-то: нет ничего глупее, чем заниматься трудным вздором (между прочим, я это себе говорю постоянно, и в данный момент тоже. Только что закончила очередное очень ненужное рукоделие и дала зарок... рукоделие покажу).