March 4th, 2018

china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Дела Пионерские.
Этот текст о фактическом создателе Пионера, первом его главном редакторе, наставнике Натальи Владимировны и многих других, Бениамине Ивантере, нашла в сообществе kid-book-museum. Набрела случайно. Автор публикации - donna_benta

Исай Рахтанов "Ивантер в "Пионере", Ивантер без "Пионера"
В нашем сообществе мы уже обращались к статьям Исая Рахтанова о писателе Николае Смирнове и художнице Алисе Порет. Предлагаю вам его воспоминания о Б.Ивантере (опубликованы в книге "Рассказы по памяти", 1971 г.):
"Сейчас, познакомившись с ним ближе, чем при жизни, прочитав его письма к жене и дочери, я смею утверждать, что никто из знавшихся с редактором коротко, на самом деле не знал его достаточно, не предполагал в нем главного, основного.


0_8f394_478a8eed_M.jpg Pioner_1947_01.thumbnail.jpg
(Кажется, обложка довоенного № журнала)

Кажется, Жорж Роденбах написал, что «пока художник жив, он напоминает здание в строительных лесах, за которыми не видно фасада, но вот он умирает, леса падают, и фасад обнажается».
Не скор, совсем не скор путь художника к себе, к раскрытию самого себя, не быстро, даже и после смерти, «падают леса и обнажается фасад».
Все знавшие Ивантера, сталкивавшиеся с ним — и Гайдар, и Пришвин, и Паустовский, и Халтурин,— все, все считали, что он замечательный, непревзойденный редактор.
И это была правда.
При нем расцвел журнал «Пионер», он дал ему направление, определил его формат, толщину и стиль, составил коллектив редакции, считающий себя до сих пор его учениками.
Но не это, вернее, не только это оказалось главным, основным делом его жизни.
Я перечитал недавно комплект «Пионера», начиная с того номера, с которого его начал редактировать Бениамин Абрамович Ивантер.

Collapse )
china

Замело тебя снегом, Россия!



Вот в этом мы сейчас обитаем. А когда-то на Эхе кто-то из любимых, Борис Алексеев или А.С.Агамиров, рассказывал, как в Париже полный зал эмигрантов рыдал (еще бы, там снегу зимой не допросишься), когда на сцену выплывала Надежда Плевицкая в парчовом платье, под локотки ее поддерживала парочка великих князей, их там полно было...
Потом полный зал бежал мыть посуду в дешевые рестораны, великие князья - водить такси, кто-то удостаивался диву отвезти домой или в шикарный кабак... То ли дело было на родине, конфетки-бараночки... Самой Кшесинской пришлось на старости лет открыть балетную школу, своего князя содержать, когда брильянты кончились...
А Плевицкая, по слухам, была советской шпионкой. Родина все-таки. Интересно, а вдруг Кшесинская тоже? А что?