October 29th, 2017

china

лытдыбр

Очень грустный день. Не поехали к Соловецкому камню, потому что в прошлом году я так замерзла, что у меня губы не двигались. Очень было обидно, потому что за нами люди говорили о Надежде Януарьевне Рыковой, мне очень хотелось к ним обратиться, потому что ведь мало кто ее знает. Может быть, это были ее московские друзья, у которых я ее навещала, когда она проездом из Коктебеля останавливалась в Москве. Но я не могла выговорить членораздельно ни одного слога. И Тане пришлось читать мой списочек тоже — две или три фамилии. Первый раз нам давали две странички, около пятнадцати человек... А сейчас приходит очень много людей и больше молодых, и мы даже как-то глупо себя чувствовали, хотя были и старше нас...
А еще вчера я потеряла футляр от фотоаппарата, мне его сшила Таня, настоящий был типа чемодана, здоровенный, а этот мягкий, шелковый, на подкладке, с молнией и шнурочком. Она конечно другой сошьет, но тот жалко, и стыдно, что все из рук валится...
А день сегодня чудесный, мягкий, свежий — просто нежный, как вчера.

2017-10-28  (5).JPG
Вчера на Большой Черкизовской.