October 8th, 2017

china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Свалка старых детских кроваток и колясок, проросшая диким лесом, имеет вполне положительный, поэтический, даже, не побоюсь этого слова, экзистенциальный (или лучше онтологический?) смысл. Хорошо, что нам заранее объяснили по радио, когда завлекали на это мероприятие. Примерно так мы и объясняли внуку.
Жизнь человека начинается в колыбели, в кроватке. Мы понимаем жизнь как путь - подрос немного, выбрался через край и пошел... а там будь что будет. Китайский художник видит рост дерева: сколько бы оно ни ветвилось, ни клонилось под ветром, ни цвело и не ломалось, оно остается тем самым деревом, которое зародилось когда-то в огражденном пространстве дома, семьи... Вот этот именно китаец зародился березкой, что тут поделаешь! "Метафора", заключил Сережа.

пушкинский музей
Еще одна метафора, идея, концепция, которая, может быть, раскроется в день (ночь) столетия революции на Красной площади в огне, громе и разноцветном пороховом дыму.

Малевич.jpg
"Темнота и тишина", в которых зарождается мечта о прекрасном будущем... Через четыре года здесь будет... Взорван квадрат, взорвана звезда и промежуточные две-три простые геометрические формы, которые здесь не поместились.
Пользуюсь случаем подать здесь голос в защиту кремлевских звезд. Они дивно сияют в ночи, они память о творческом подвиге наших стекольщиков. Он романтичны и гармоничны, они воплощают Золотую пропорцию в любой из своих частей. Пусть будут!
china

памяти В. В. И.

Как замечательно, что кто-то нашел слова о повелителе слов.
Оригинал взят у raf_sh в памяти В. В. И.


Ушёл Вячеслав Всеволодович Иванов (21 августа 1929 — 7 октября 2017).
Вот стихотворение, написанное в 2008 году под впечатлением от его работ:

ретролингвистика

Если идти за корнями "люблю", "убью",
за бытованием, чередованием звуков,
можно ретроспективно застать в раю
шорохи выноса к бою щитов и луков,

или – что у них было – рубил, дубин,
шкур в колтунах, не тертых еще квасцами,
слово затылком помнит: убил, любил –
словно волчица сцеженными сосцами.

Слово – суставчатый остов, оно – обезьяний ген,
перебирай – по-друзски – стертые чётки:
что случалось, сочилось, кого уводили в плен,
скорбные гати, бегств от голода метки.

Множащейся дрозофилы от века белы глаза,
слово устало, сникло, подвяли звуки,
стало можно – кажется, было тогда нельзя,
луки, копья, серпы, тамбурины, луки...

Сводится всё к тому, что оно идет
в сторону моря, туда, где фонемы немы.
Вёсел ряды, на закат нажимает флот,
брызги звуков слизнешь – припомнишь: триремы.

Перетекает язык в язык, словарь в словарь,
розы – в розы, язвы, понятно, в язвы.
Что повторят, токуя, тетерева,
что на бесшумной ноте промолвят язи?

Рей, виноградная кисть, как герольдов флажок,
вызов труби, рожка безумная глотка.
Рваная рана. Факел поднес, прижег.
Это за словом, кажется, третья ходка.


16.06.2008

(http://raf-sh.livejournal.com/391454.html)

This entry was originally posted at https://raf-sh.dreamwidth.org/1352380.html.