September 16th, 2017

china

КНИГИ

Иногда лучше жевать, чем разговаривать...
Помните, была такая реклама на заре нашей свободы? Так ведь можно же и то, и то. Эта способность тоже дар природы вечной, дар бесценный, дар святой. Щедрый дар эволюции предкам всех млекопитающих, бонус тем цинодонтовым, кому подфартило выйти живыми из Великого Пермского Вымирания (читаю очередной учебник палеонтологии).

Протеро.jpg
«У цинодонтов имелось сплошное вторичное нёбо до самой глотки, как у современных млекопитающих... Это подсказывает, что такие животные были совершать сложные жевательные движения, а не заглатывать добычу целиком, как поступают рептилии... (раньше в этой же книге написано, что когда змеи заглатывают жертву, скажем Каа молодого бычка, у них полностью перекрывается дыхание — и надолго, пока бычок не продвинется вовнутрь целиком и переварится, на месяц и больше, и все это время Каа находится в оцепенелом состоянии, так что с него хоть шкуру сдирай на дамские сумочки, если он не спрячется хорошенько). У тринаксодона было полноценное вторичное нёбо, поэтому он мог одновременно дышать и есть». Раз мог дышать, мог и разговаривать, как и все будущие млекопитающие. Но они почему-то пренебрегли этим даром, помните:
За обедом, за обедом
Не болтаем мы с соседом...
Смело можно утверждать, что именно в болтовне за обедом, в застольных беседах зародились гуманитарные основы нашей цивилизации (ну хоть диалоги Платона, или, как у Гомера, «и, когда питием и пищею глад утолили» - переходят к задушевным разговорам...)
Может неандертальцы тоже придерживались звериного обычая, хотя бы потому, что у них в отличие от жевательного голосовой аппарат был плохо развит. Тоталитарные режимы всегда норовят свести подопечных к первобытному состоянию. Помните детсадовский лозунг — когда я ем, я глух и нем? А детишки шепотом, хихикая: «когда я кушаю, я говорю и слушаю». Кстати, способность слышать собеседника была также дарована раннетриасовым цинодонтам. «Челюстные кости, на которых отсутствовали зубы, стали у них крошечными и редуцировались фактически до костных щепок в задней части челюсти, где она крепится к челюсти». И превращаются эти щепочки, как всем известно, в стремечко, молоточек и наковальню...