June 27th, 2017

china

ГРАД ОБРЕЧЕННЫЙ

Белая акация зацвела, не так пышно, как бывало, но все-таки. Жалко, у нас ее меньше становится, деревья сохнут, новых не сажают. Ну ничего. У нас «белый сезон». Впереди жасмин. Белые розы отцветают. Белые кашки растут подушечками, они любят места, где что-то сначала построили, а потом снесли.

белая акация

2017-06-26 (16).JPG
Зонтичные, как «холмы прохладной пены...»

Collapse )
Воробьиные слетки верещат изнутри кустов, а стрижей что-то не слышно. Мы у себя, как в японской поэзии: расцветание вишни... распускание ирисов... как мы когда-то писали:
Йосивара ж — известное дело -
Снег ли выпал ли, редька поспела,
Прилетели скворцы с снегирями -
Сразу праздник у них с фонарями...
Вместо фонарей у нас камеры. Пойти что ли посмотреть, как там в садике, что-то жасмин не торопится...
china

лытдыбр

Посмотрела на свой садик, нанесла ему посильный урон, подобно капитану Дюку, но в меру своих малых сил. Теперь можно подумать о прекрасном.
Я ничего не понимаю в поэзии. Поэтов много, а я один, и не знаю, какие стихи надо читать. Конечно, у каждой страты свои, но раньше мы хотя бы знали, кого надо знать и любить, кого не замечать. А теперь бывает, что вроде единомышленники, а про поэзию лучше не заговаривать. Да, и надо признаться, я не всегда понимаю, про что там написано. А главное — о чем? Хотя, как было сказано, «поэты пишут не для того, чтобы быть пóнятыми», но интересно же...

Борисов и....jpg
В музее Пастернака мы познакомились с поэтом Дмитрием Веденяпиным, можете тоже почитать. Наши друзья очень его уважают. Он известный, мы с одним из внуков как-то разбирали одно его стихотворение (школьное задание). Он подарил нам свою книжку «Домашние спектакли». Читаю и стараюсь постигнуть.

Снег выпал и затих.
«Нет, весь я не умру»,
Немножко грустный стих
Кружится по двору...
Вот Лёва Бромберг, вот
Мы с ним хохочем, лёд
Блестит, и жизнь идёт...
Идёт, идёт и — ах,
И — oops, и в ямку — бух
Под фонарём в слезах
Над вымыслом из букв.

Правда, не знаю, что выбрать! Пустота как присутствие, дырка как мир наяву,
«Нет» как ясное «есть» вместо «был» или «не был»
Превращают дорогу в дорогу, траву в траву,
Небо в небо.

«Пустота», главная категория дзэн, выбралась, потому что там, в музее, говорили о Кари, о ее экспериментах с хайку, и прочли отрывок из ее, можно сказать, декларации:

Смысловая схема построения хайку: человек, остановленный природой в своем
индивидуальном движении. Момент соотнесения личного вектора с мгновенной
результирующей природных совокупных сил - «поворота», «поворачивания»,
иногда мучительного, иногда невозможного, иногда разрывающего сердце, иногда,
при совпадении векторов, это чистая радость гармонии, краткий момент
незамутненности души. …. Если совпадение чувств достигнуто, возникает мгновенная иллюзия знания бытия, которая тут же разрушается потоком времени, но остается в нашей памяти
частицей нашего Я.... Легкий привкус тоски по временности, непостоянству всякой красоты
и жизни течет холодной плазмой в межстрочном пространстве, строки же медитативны
и спокойны. Мгновенное созерцание в пустыне мира...
И ничего сложного в этой науке нет.

Что-то такое почудилось мне, как разгадка замысла современной лирики. Если человек (поэт) мучительно пытается остановить мгновение или восстановить мелькнувшее в прошлом, и вот этот «трав неясный запах» вывести на уровень осознания и закрепить в буквах, понимая всю невозможность этого желания, то вдруг, в какой-то тоже момент, нечаянно, читатель окажется в одном с ним моменте и что-то вдруг почти неосознанно почувствует... и когда-нб люди научатся «сочувствовать» этим мигам, как сочувствуют горю и радости. Вот почему лирика от поэзии чувств XIX века перешла к тому, что мы имеем. Не без влияния опыта Востока.
Простите, если перемудрила, не моя специальность.