June 9th, 2017

britain

НОЧЬ НА ПОЛЕ БИТВЫ

Приятно знать, что в традиционном обществе безысходная тоска о потере ближних, как бы это сказать, конвертируется в торжественную ритуальную скорбь. Никакой фальши, никакого официоза. Гибель даже рядового члена рода — общественное событие. Гибель вождя... о чем тут говорить. Римляне, аланы, кельты могли бы чувствовать растерянность: мы довоевали или нет? Так мы победили или они? Где организованная сдача, сложенное оружие, склоненные знамена, трубы, договоры с пожатием рук, взаимными клятвами, новое разграничение территорий, обмен пленными, обмен почетными заложниками? Зачем убиты родственники, сюзерены и вассалы?

Битва 3.jpg
Зато есть дело: павших разыскать, обрядить для погребения, похоронить, это не быстро делается, проводить плачем, а потом увековечить их память. Даже тех, кто не успел прославиться. Помянуть его родителей и далеких предков, их славные деяния, собрать рассказы однополчан — какие поступки и слова героя они видели и слышали, и тут все важно. Как он спустил с тетивы последнюю стрелу и воскликнул: эх, хорошо пошла! И тут как раз свирепый гунн разрубил его пополам...

Такими благородными делами заняты и Рыцари Круглого Стола, ибо не все они остались живы. Легионы Аэция тоже считают убыль, но там это все-таки почти бухгалтерия.

Артур не дал друзьям Лионеля замкнуться в одинокой печали. У костра, на разостланном ковре, по правую руку от короля на парадном седле, покрытом роскошной тканью, сидит вдова Сардара. У ее колен бледная, худенькая, не поднимающая глаз девочка. Рядом с ними учитель Бао, дальше Лионель. Рядом Топтыга, даже лежащий, возвышается мохнатой глыбой. Огромная голова на коленях юноши. Дальше — избранные храбрецы Сардара. Напротив короли-союзники Сангибан, Бан и Борс, рыцари Артура, рыцари королей, ярлы — среди них Беорн.

Герой.jpg
Соратники, дружинники, подопечные рассказывают о жизни и деяниях Великого Воина. Кто может, переводит на известные слушателям языки, Лионель — на кельтский и латынь, знакомые большинству. Те, кто лучше всех понял, пересказывают соседям, прибегая часто к жестам и междометиям. Дольше всех слушают, и просят говорить еще и еще, китайского мудреца и поэта, учителя Бао. Что за удивительная страна, в которой родились и жили два носителя необычайного языка! Учитель рассказывает и о смене династий, о вечном противостоянии варваром, о глубокой древности, о науке истории, о поэзии Гор и Вод...
И все закончится, и война забудется рано или поздно, и будут другие войны и другие народы, и в преданиях новых народов сохранится преломленный, как в гранях кристалла, образ Великого и Благородного воина из той страны, в которой Солнце встает ото сна...