May 30th, 2017

britain

ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА...

Завтра настало, но битва не началась. У нас вчера был ураган. Молодой родич гулял как раз в лесу, догадался встать под дубом, а березы вокруг так и падали.

Два войска стоят, готовые к бою, полностью вооруженные, небольшие отряды зачинщиков выезжают перед противником, дразнятся, крутятся, оскорбляют, как это принято, удальцы отвечают на вызов, завязываются схватки, падают убитые, солнце поднимается выше, жарко — но битва не начинается. Римляне заняли удобную позицию на холме, гунны не смогли вовремя ее захватить. Им придется атаковать из невыгодного положения.

Аланы 2.jpg
Аланы идеальные со своим королем Сангибаном. Вряд ли кони у них были такие высокие и сами они такие стройные. Впрочем, кто знает...

Аттила смущен вчерашним гаданием. Жрецы не предсказали ему успеха... но зато обещали, что в битве падет сильнейший из врагов. Аэций, кто же еще? - думает повелитель гуннов. И чтобы вдохновить себя и армию, произносит речь перед избранными вождями:
- После побед над таким множеством племен, после того как весь мир — если вы устоите! - покорится вам... Что же иное привычно вам, кроме войны? Насыщать душу мщением — это великий дар природы!.. Итак, быстрые и легкие, нападем на врага... Вам же известно, как легко оружие римлян: им тягостна не только первая рана, но сама пыль, когда они идут в боевом порядке... пренебрегите пока их строем, нападайте на аланов, обрушивайтесь на везеготов. Нам надлежит искать быстрой победы...
(Нечаянно обнаружила на полке антологию средневековой литературы, в которой Иордан описывает битву при Каталаунских полях. Сам он родился позже, но видимо его отец или дед, знатный гепид, слышал эту речь и запомнил наизусть).
Между тем небольшой отряд, за которым мы следим по меньшей мере от реки Эфталь (Талас) выжидает развития событий на правом фланге, впереди расположения гепидов. Еще до рассвета удальцы-гепиды сделали вылазку, к ним присоединились нетерпеливые разведчики Батрадз, Новзер, Бабр, Шакра, Уоллох и отважный хоббит Шурри. Бахраму и Лионелю Сардар запретил покидать лагерь. Лев и Медведь тоже остались охранять супругу и дочь господина. Опытный военачальник выбрал место для привала у воды, у довольно широкого ручья. Рядовые бойцы купают коней неподалеку.
- Там, где зашло солнце — море? - спрашивает Сардар Лионеля.
- Да, там большое море, его называют Океан...
- Ты видел его?
- Да, господин, я вырос недалеко от Океана и часто его видел.
- Я тоже вырос вблизи океана, там, где солнце встает из него... когда закончится битва, я хотел бы дойти до другой стороны земного круга и увидеть другую сторону Океана.

Тем временем Аттила заканчивает пламенную речь:
- К чему фортуна утвердила гуннов победителями стольких племен?.. Кто открыл предкам нашим путь к Мэотидам?.. Лица гуннов не могло вынести все собравшееся множество... вот поле, которое сулили нам все наши удачи! И я первый пущу стрелу во врага. Кто может пребывать в покое, если Аттила сражается?

Историки потом объяснили промедление и колебания Аттилы его военным опытом и мудростью. Он рассчитывал, что если не сможет быстро победить, вечер и ночь прекратят битву, а там...