May 21st, 2017

britain

АРФА БРИТАНИИ

Ладно, пусть едет в Броселианд. Не проблема. Что ее, этой Франции — всего-ничего. Ночью, после головокружительного дня, укладываясь спать на плаще с Мордредом, Лионель предлагает брату-ровеснику махнуть завтра «на родину», и тот радостно соглашается. На рассвете они седлают коней...
Айганым со свитой (за исключением Батрадза, тот отправился к аланам, в сторону Орлеана) возвращается к родителям. Но, говорят новые друзья, просторы Галлии с каждым днем все опаснее, и провожать Маленькую Луну собралась целая дружина, все ее поклонники и кое-кто из рыцарей Артура. Счастливого пути!

Мальчики мчатся на запад сломя голову, тем более что их скакуны затеяли гонку. Пусть-ка этот длинноногий покажет, на что способен, думает Рысий глаз, и прибавляет ходу. Рахш и не думает уступать. Похоже, он опередил бы соперника, если бы хозяин позволил. Ничего-ничего, свирепо думает тарпан, посмотрю на тебя часа через два-три... Проходит четыре, аргамак порхает как бабочка. Мальчики останавливаются у воды, чтобы кони отдохнули и напились, и не выдерживают — лезут купаться. Заодно купают коней, отпускают на траву и подкрепляются сами пирогом с олениной. Новый бросок, новый недолгий отдых. Мальчики говорят и не могут наговориться. Мордред хочет знать еще и еще о странствиях Лионеля...

Гвеннлиан.jpg
Словом, день ли, два ли пролетело, ведь за ними не бежать — юноши вступают на тропу, которая может быть ведет в Броселианд, а может быть вовсе не ведет. Они спешились, и усталые кони плетутся за ними, теперь уже не испытывая друг к другу ничего, кроме глубокого уважения. Юноши все еще не наговорились, готовы задавать все новые и новые вопросы. И вот волшебная тишина Броселианда принимает их...

Только поэзия и музыка могут передать, что там с ними было... живопись прерафаэлитов разве что еще иногда... они посетили кабинетик Мерлина, свой оставленный дом и крошечную могилку Лио-лайок. И каждый думал о своем, но думал так светло и радостно...
Усталые, они легли спать под звездами. Мордред заснул Лионель тихо поднялся и пошел бродить в окрестностях, где когда-то играл в прятки, лазил по деревьям, учился охоте и потом охотился. И на рассвете вдруг видит озеро, которого не помнит...

Что поведала ему Гвеннлиан, возможно, останется неизвестным навсегда. Он вернулся к брату совсем другим... но тут их нашли Элиот Менестрель с Лауреллой, и было им тут музыки и поэзии вдосталь. А потом они вернулись в лагерь Артура, и вскоре туда же вернулся Батрадз после родственного визита, и бойцы двух враждебных станов пожелали друг другу в преддверии битвы, как водится, «если смерти, то мгновенной, если раны — небольшой». И распрощались.