April 9th, 2017

china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

«36 лошадей и громовые раскаты...» - так рекламировали оперу Сальери «Признанная Европа», написанную для восставшего из обгорелых руин театра Ла Скала. Прекрасная опера, только ее очень редко ставили. Явный перебор с лошадьми, и притом слишком много виртуозных партий. Но какое название для главы!

36 лошадей в караване, пробирающемся сквозь Арденнский лес. Генерал Се взял только самых незаменимых людей и самое необходимое имущество для перехода сквозь чуждую стихию — лес... Большие колесные кибитки, походные юрты и шатры, кухни, сундуки, стадо баранов и табун коней пришлось оставить на посольском подворье под ручательство королевы Гудрун. Приходится доверять, что поделаешь. Но жену и детей он не стал уговаривать остаться. Кто знает, где будет опасней? Лучше уж вместе... и разговор с Лионелем не возобновил — о том, где у мальчика свои, по какую сторону фронта. Вот там, на фронте, и будет время разобраться.

сонная лощина и Уоллох.jpg
Вот и пробирается малое кочевье по еле заметным тропам, проложенным то медведем, то зубром, то стадом пестрых олених с телятками... впереди — два местных проводника. То и дело останавливаются, советуются. Звери ходят на пастбище и на водопой, надо с одной тропы выбираться на другую, чтобы ехать в нужном направлении.
За ними мудрый Сардар на статном, тоже умудренном годами сивом жеребце. За ним Шолпан, байбиче, в юности отчаянная наездница, но теперь что уж, перед кем похваляться. Едет на крепкой послушной саврасой кобыле. За ней шалунья, плясунья, певунья Айганым на бесценном рыжем текинце; кажется, на канате спляшут и сквозь кольцо проскочат вдвоем.
Поближе к хозяину и хозяйке старается держаться поэт и философ Бао Чжао на стареньком чубаром иноходце.
Дальше побратимы Бахрам и Лугайд на своих прославленных, что уж про них говорить. А звери Лионеля? Бегут рядом, почти всегда незримо, за пышными папоротниками, сквозь цветущие заросли ежевики. Слушают, нюхают... и почти пьяны от запахов и шорохов. Приходится их окликать, подзывать... звери все-таки...
И так же, то и дело исчезая в чащобе, скрываясь и появляясь, бежит неандерталец Уолох. Словно рыбу наконец бросили в реку... Кроманьонец Бабр держится заправским наездником на своем отлично выезженном гнедом.
И наши три мушкетера, три богатыря, Новзер, Батрадз и Шакра. Под каждым скакун, достойный императора — если найдется император, достойный такого скакуна.

Collapse )