March 26th, 2017

china

ГЕЙ, СЛАВЯНЕ

Три славянина, 50, 30 и 16 лет, осторожно пробираются верхами через довольно редкий лес, когда невесть откуда с нескольких сторон как из-под земли возникают дикого вида оборванцы с нацеленными на путников копьями, дротиками и напряженными луками. Хриплый гортанный голос выкрикивает что-то «что-то лесное, коричневое, корявое, всклокоченное, выскочило и скрипучим голосом «р л эз» выводит, как немазаная дверь. По-моему, это подлинное». П. Флоренский.
- Дыр бул щыл стаит убещур скум стрелит вы со бу р л эз. А. Крученых.
- Кажется, предупреждают, чтобы стояли на месте, иначе будут стрелять, - спокойно и негромко объясняет старший. - Кажется, это албанцы. - Он обращается к разбойникам: «Здесь ни знают албанскава изыка и бискровнае убийства дает действа па ниволи бис пиривода так как албанский изык с руским склабенским идет ат ывоннава…» И. Зданевич.
Первай разбойник:
- абвг дижзий клмно прсту фхцчш
щъь ы ыюя ижыца аб вгд жзик
Фтарой
- лмн? оп рст? уф хцчшщ? ъ?ы?ь?
(Поклон футуристам. Обещанный поворот сюжета в сторону драмы «Янко круль албанскай)

Страж и всадник.jpg
Все понятно. Сразу не убили — посмотрим, что дальше. Путники не спеша едут через лес под конвоем разбойников. Роща вдруг раздвигается, словно кулисы, открывая то ли дворец, то ли форум, то ли триумфальную арку, вернее руины того, и другого, и третьего.
..разбойники
ривут за сценай
хорам
и выходят из-под арки мужи одетые не богаче проводников, но увешанные отличным современным оружием. Такие же худые, жилистые, заросшие густым сивым волосом. Самый высокий, худой и седой выступает вперед, и провожатые почтительно отчитываются перед старейшинами. После обмена разнообразными звуками путников приглашают внутрь того, что было когда-то храмом, амфитеатром или...
Бранко, старший из славян, спешивается и наматывает повод на кулак. Медленно, демонстративно. Спутники повторяют его действия.
Внутри, на остатках прекрасной мозаики, разбросаны охапки травы и сухих листьев, истрепанные звериные шкуры. Вожди предлагают гостям/пленникам садиться, устраиваются сами. Между старейшим из вождей, одним из албанцев, знакомым со славянскими языками, и Бранко происходит беседа. Мы можем передать только ее суть.
- Мы маленький гордый народ. Мы живем в этих горах давно-давно. Когда здесь еще не было эллинов, мы населяли обширные земли, горы и леса, и селились по берегам морей. Мы называли себя «Пелазги».

Collapse )

- Тогда вам стоит выбрать себе короля, - легкомысленно бросает уставший от разговоров Ждан.
Невольные гости вежливо отвергли гостеприимное предложение заночевать в священном месте. Откланявшись, они отъезжают в горы по вечерней росе.
Я боялся за наших коней. Похоже, эти герои так оголодали, что вполне могли их сожрать, - с облегчением произносит Бранко.