March 20th, 2017

china

АРФА БРИТАНИИ

«Три короля из трех сторон...» - не то чтобы все так уж короли...
Три лидера сопротивления грозным и страшным варварам-гуннам: король вестготов Теодорих, римский военачальник Аэций и мало кому еще известный предводитель аланов Сангибарн (или Сангибан). Пока они собраны (сверхъестественными усилиями и трудами Аэция) виртуально, т. е. получено предварительное согласие на совместное выступление против Аттилы. Настоящий союз будет заключен, когда их удастся объединить в одном месте хотя бы на несколько часов. Ох как трудно! Каждый вождь справедливо опасается как новых союзников (возьмут и убьют, бывало такое), так и их же сородичей-соратников: заочно низложат и выберут нового, он сам себя выберет (бывало сплошь да рядом). Старые знакомые, когда-то враги, ныне объединившиеся Теодорих и Аэций, хорошо знают, чего от кого можно ждать, а молодой Сангибан на новенького, они стараются держать его между своими армиями как в клещах, чтобы не соблазнился на посулы царя гуннов. Аланов с их беззаветной храбростью лучше иметь на своей стороне...

три вождя.jpg
Тем временем король британцев Артур — он тоже для короля еще молод — обсуждает планы с королями Баном и Борсом. И он, и они не так могущественны, как Большая Тройка, не так многочисленны их дружины. Но и они приглашены на общую встречу. Избранные рыцари присутствуют на совете. Здесь Ланселот, Гавейн, Кей, воспитанник Мерлина Ивейн и юный Мордред в качестве пажа. Все хотят сражаться, все уверены в победе. Неожиданно седобородый Борс говорит:
- Почему бы тебе, славный родич Артур, не стать императором?
Артур изумлен, спутники его — ничуть:
- Да, а почему бы?..
Король Бан продолжает мысль брата. Римская империя одряхлела, давно утратила молодую доблесть и зрелое мужество. Римляне только интригуют, меняют и убивают императоров, кляузничают, подкупают варварских вождей, натравливают друг на друга. В их легионах почти нет италиков и греков, те же германцы, вандалы, лангобарды, которые предают друг друга, презирают и сенат, и императоров, и своих военачальников. Аэций славный воин, кто спорит, но он же в союзе с дорогим другом Аттилой гонял бургундов через всю Европу, те вытеснили франков и саксов, саксы того гляди хлынут на священный остров Альбион...
- Что, если, - перебивает Борс вдохновенно, - кликнуть клич, призвать кельтов, их еще немало в Европе, они помнят благое мудрое владычество римлян, тех, настоящих римлян, союз цивилизации с древней магией священных холмов, лесов и рек — все, что живо еще в Британии.
- Есть, есть люди, что помнят латинскую письменность и древние заклинания, помнят легенды о богатырях Уэльса и Корнуолла, они есть в Бретани, есть и на всем побережье, не всех истребили пираты-норманны. Призови Талиесина, король... Призови Мерлина... Ты должен стать императором...
Артур сдвигает соболиные брови. На рассвете он говорил о том же с Мерлином. Старый колдун сказал, что в будущем — невозможно поверить, через тысячу лет — поэты и писатели изобразят его победителем римлян, римским императором... правда, империи тогда уже не будет...
- Спасибо, но я не коллекционирую помойки, - отвечает король.