March 11th, 2017

china

АКТУАЛЬНОЕ

Янко круль албанскай
Нам еще пригодится, не пропадать же такой красоте!
Многие другие тоже так считают. Все доступно всем. Можно прочесть полный текст , и с предисловием, хотя и трудно и непонятно зачем, а некоторые смогли увидеть и послушать ОПЕРУ, в Минске, вот это точно здорово! Ничего, мы еще тоже увидим и услышим. Ладно, ностальгия, реконструкция, возвращение к корням, прочая археология, но дело в том, что
«Модернизм — это молодость мира, и ему умирать молодым».
Он и умер, как зерно, упавшее в землю, и пророс гигантами — Маяковский и Хлебников. И этого уже достаточно, а что было на Западе...
Запад предоставим Западу, но не забудем, чем они там обязаны «русским мальчикам», кто успел убежать. Стравинский там, тот же Ильязд...

Янко круль.jpg
Мы албанского короля пристроим в свою историю. Про албанцев стало известно с X–XI века, но они же были и раньше, и даже много раньше, чем всякие Греки и Римы (« я бы ваших греков и римов зарыла обратно в раскопки»). Они происходят от почти мифических Пелазгов, которых добравшиеся наконец до Греции древние греки называли Иллирийцами. Происхождение названия «Албания» и «албанцы» неясно, оно отмечено в источниках начиная с II века и связывается рядом этимологов с индоевропейским alb- «гора» или лат. albus «белый». Современное их самоназвание  «шиптары»— от shqip- «говорящий понятно». Все понятно?
Во времена, более нам известные, албанцы под именем «арнаутов» прославились храбростью в бесконечных тогдашних заварушках. Как и многие горцы, они нанимались к отважным и удачливым военачальникам, ища князю чести, а себе белый хлеб на черный день. Держались друг за друга, чтобы было с кем поговорить. Еще их называли «кроатами».
Не может быть, чтобы такие отважные и малоземельные парни не приняли посильного участия в Переселении народов. Их-то никто не выселял, очень уж там у них было круто, но они сами конечно спускались и наверняка служили в византийской армии.

Пока наши знакомые персонажи двумя группами, каждая своим путем, движутся в сторону (примерно) будущей Вены, на одно из посольств нападает незнамо кто. Это только говорят, что на территории, подвластной страшному тирану, царит безупречный порядок, и в зоне интересов Аттилы страшиться надо только самого Аттилы. Как говорили, что при Дракуле можно было поставить вечером на перекресток золотую чашу с брильянтами, а утром забрать только чуть запылившуюся. Или что в империи Чингизхана юная девственница могла неделями скакать с мешком золота в переметной суме. Или о том что близко мы лучше умолчим, но разбой-то после войны был даже и в Москве.

Словом, на отряд (потом придумаем, какой) нападает незнамо кто. Отряд вооружен, состоит из бывалых воинов и сражается успешно и азартно. Но оборванцев с дубинами и топорами много, и они себя не жалеют, только бы дорваться до добычи. Становится горячо. И тут-то из дикого леса появляется еще невесть кто. Конкуренты незнамо кого. И довольно быстро расправляются с первыми разбойниками. Увидев же перед собой вполне еще боеспособный и ничуть не обескураженный отряд, умно решают прикинуться союзниками. Их помощь благосклонно принята, им предложено сопровождать посольство в качестве проводников и охраны.
Пусть это у нас отряд, в котором Лионель с друзьями, зверями, китайским полководцем и китайским поэтом, корреспондентом Самаркандской газеты. Их провожают (и присматривают, куда именно они едут) дружинники Боривоя, часть из них славяне, и с помощью знаков они выясняют, кто их союзники. Грозная слава албанцев им известна.