February 28th, 2017

china

АРФА БРИТАНИИ

Отряд Мерлина сражается!
Едва братья успели вернуться, едва окружение королей Бана и Артура обсудило нелепое и возмутительное поведение Зеленого Рыцаря, вернулись два других брата, Лорейн и Ловель, воспитанники Мерлина. Вместе с Ивейном Отчаянным, Нуайлом и Сафиром они совершали дипломатическую и разведывательную экспедицию, посещали независимых феодалов, старались узнать их настроения и намерения в случае возможной войны. Разумно было отправить никому неизвестных юношей (только три из них были посвящены в рыцари), не связанных ни с одним крупным сообществом, не представляющих какую-либо сторону: ни галлов, ни готов, ни норманнов, ни аланов. Им легко предлагали гостеприимство, беседовали откровенно и беспечно. Почти сразу объявляли, что поддержали бы римлян, да они вон с готами связались (или с аланами, или...), и почти все готовились укрепить замок, собрать припасы, укрепить дружину, запереть ворота и с высоты стен показывать фигу всему свету. Встречались им грубые, заскорузлые вояки, погрязшие в сварах с соседями; попадались любезные семьи с милыми девушками, где приглашали охотиться, петь песни у камина, принять участие в турнире для юниоров... попадались разоренные, безлюдные села, разрушенные замки и малые города. Леса дремучие тоже были. Встречались вооруженные отряды ополченцев с одним-двумя рыцарями во главе...

гунны 2.jpg
А потом они наткнулись на гуннов.

И как-то сразу узнали степных варваров. Захватчики (бывшие желанные союзники) расположились отдохнуть, разулись, варили что-то в котле, купали и лечили коней, расчесывали чубы... кстати, с таким же изображают Святослава. Но охрана была наготове и сразу помчалась на всадников, показавшихся на опушке. Может, они просто хотели спросить, откуда, куда, что нового? (узун-кулак, степной телеграф по Пришвину и Ильфу и Петрову), но мальчики сразу ретировались в лес. Преследовать их никто не стал.

Вот теперь нужна карта. Главные силы союзников сосредоточены где-то около Орлеана. Жутковатый строй гуннов я еще не раз использую в виде задника коллажей. Так выразительно они изображают неотвратимую, мрачную, бесчувственную и бессмысленную вражью силу.