February 12th, 2017

china

КНИГИ

В память Т.Х.Уайта (автора книги про Артура и Мерлина), охотника, рыболова, летчика, воспитателя ловчих птиц, ученого-орнитолога, раз уж пришлось к слову, помещаю всю эту маленькую книжечку — народную орнитологию (Спой мне песню, как синица тихо за морем жила...). Когда-то в конце наверно 20-х — начале 30-х наша бабушка перерисовала для своих детей, мамы, ее сестры и брата, книжку, которую им дали на время. Это очень тогда водилось, помимо переписывания стихов.

снегирь 1.jpg

Collapse )
Если вдруг кто-нб знает этого художника, раскройте тайну!

Мы еще вернемся к этому автору. Мы очень ему обязаны, дважды на нем заработали, Мерлина-контрамота позаимствовали, как и Стругацкие (хотя они не признавались). Контрамоция, как мы знаем, может быть прерывной; но обязателен ли суточный цикл? Нельзя ли привязать переход, например, к фазам луны?
Вот цитата из книги «Меч в камне»:
- Самое замечательное в печали то, — сказал Мерлин, окутываясь клубами дыма, — что можно чему-нибудь научиться. Знания — единственное, что никогда не подводит. Ты можешь состариться настолько, что все кости в тебе разболтаются, ты можешь лежать ночи напролет, прислушиваясь к непорядку в своих венах, ты можешь утратить единственную любовь и увидеть, как мир вокруг тебя опустошают злые безумцы, или знать, что честь твою пинками загнали в сточные канавы низких умов. И тогда останется только одно — учиться. Пытаться понять, почему мир пребывает в движении и что его движет. Это единственное, от чего разум никогда не устает, к чему никогда не охладевает, что никогда не причиняет ему мучений, к чему не питает он страха или недоверия и перед чем не испытывает и тени сожаления. Учиться — больше тебе ничего не нужно. Ты только взгляни, как много на свете такого, что стоило бы изучить — чистая наука, единственное, что есть чистого в мире. Ты можешь потратить целую жизнь на изучение астрономии, три — на естественную историю, шесть — на литературу. И наконец, изведя миллиарды жизненных сроков на биологию и медицину, на богословие, на географию, на историю, на экономику, — ты, наконец-то, сможешь начать выделывать тележные колеса из наиболее подходящей для них древесины или истратить еще лет пятьдесят, изучая начала учения о наилучших способах одоления противника посредством фехтования. А после можно будет приступить к математике и заниматься ею, пока не придет пора изучать землепашество.

Мерлин поглощен переживаниями на Дороге дорог. Он бы не удержался, может быть, и юркнул туда с вороватой мыслью «я только на минутку», но знает, что не сможет. В этот раз он получил приглашение от Могущественного Существа иной природы. Пожалуй, если дождаться Бельтайна (1 мая)... Нет, не до того будет.
- Выйду на пенсию, - мечтает колдун, - повешу на дверь табличку «не беспокоить», и уж нагуляюсь. Все-все там рассмотрю...