January 1st, 2017

белая ладья

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЗАПАД

Два китайских поэта
Два нестарых мужчины
Наклонились к фальшборту
И тихонько поют...


Ничего китайского в их внешности нет. Одеты как тюрки, только на сардаре легкий шлем. Верный Бао Чжао, толмач, секретарь, собеседник (собкор "Вестника Самарканда"), играет на цине. Казалось бы, поэтичнее было бы развлекаться столь тонким искусством при свете луны, но по ночам корабль переполнен, вся команда на борту.

на борту.jpg
Сейчас большинство охотится на берегу, кто-то спит, дозорный на мачте, трое стрелков обходят корабль, вглядываясь в море и берег. Два китайских поэта поют древнюю песню царства Бэй - «Северный ветер»:

Северный ветер дыханьем пахнул ледяным
Снежные хлопья ложатся покровом густым
Ты, кто сказал, что жалеешь и любишь меня
Дай же мне руку и вместе отсюда бежим...
Медлить ли? Ждать ли? Кто нам поможет, когда
Грозная, страшная ближе и ближе беда...

Северный ветер, жестокая злая страна
Стая ворон среди белой пустыни черна
Ты, кто сказал, что жалеешь и любишь меня
Дай же мне руку, у нас колесница одна...
Медлить ли? Ждать ли? Кто нам поможет, когда
Грозная, страшная ближе и ближе беда...

Вот уж, казалось бы, «под ним струя светлей лазури», и недальний берег зелен, как весной, а насчет температуры градусов, осенью в родном Китае и холодней бывает... Но это все символы, символика: Север — вековечная варварская угроза, ожидание назревающей напасти, о которой пока ничего не известно.

Они спели еще много песен, не вдумываясь в текст, проникаясь мелодией... спели «Встречу знатного гостя», «Двое детей садятся в лодку», «Пестрый фазан пролетает»... солнце тем временем склоняется к западу, с берега доносится звук рога, охотники собираются на берегу. За ними с кораблей отправляются лодки. Музыкант заворачивает в полотно драгоценный цинь. К Сардару обращается дозорный, слезший с мачты.
- Командир, - докладывает он, - там на берегу опять были те трое, которых мы видели. Сначала два показались, потом все трое. Стояли тихо так и слушали. Потом ушли.